Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Книга и писатель в Византии - Часть 102

Библия достигала византийского читателя и, если так можно выразиться, опосредствованно, через богословскую литературу. Будь то сочинения по экзегезе (толкованию) Библии, или догматические произведения (изложение принципов христианского вероучения), или полемические книги — против латинян, мусульман или еретиков,— или рассуждения об устройстве Вселенной (так называемые «шестодневы» и «физиологи»), авторы непременно воз­вращались мыслью к верховным своим авторитетам, к Вет­хому и Новому заветам. Византийские мистики, настав­лявшие читателя, как по духовной лестнице подняться до слияния с божеством, и византийские проповедники, би­чевавшие пороки паствы, постоянно оглядывались на би­блейские притчи и библейские образцы. Библейские темы лежали в основе византийской литургической поэзии — песнопений, входивших как составная часть в церковное богослужение.

К библейским и «околобиблейским» книгам примыкает своеобразный раздел церковной литературы — агиографи­ческие памятники, жития святых. Это повести о мучени­ках, пострадавших за веру от руки языческих гонителей; и об аскетах, превративших свою жизнь в непрерыв­ный подвиг во славу божью: о столпниках и затворни­ках; о нестяжателях, пренебрегших богатством и славой; о заступниках за сирых и убогих; о юродивых и провид­цах, которым подчинялись стихии и к ногам которых сми­ренно ложились львы пустыни. Жития издавались отдель­ными книгами или же сборниками, которые получили свое название — «минологии» — от греческого слова «мин» (ме­сяц), ибо в них агиографические памятники располага­лись, подобно евангельским чтениям в апракосе, по меся­цам и дням церковного календаря, в котором каждые сут­ки были посвящены какому-нибудь святому.

Человек XX столетия оглядывает в удивлении все это изобилие жанров церковной литературы, но ведь не при­ходится отрицать, что в жизни средневекового человека религия играла большую роль. Почти на все мировоззрен­ческие вопросы византиец искал ответ в богословских книгах: здесь обнаруживал оп и этический идеал, и уче­ние о космосе, и сведения по антропологии — пауке о чело­веке, и политико-экономические максимы, и прежде все­го систему взглядов на бога и бесконечность, на смерть и бессмертие. Христианство было «всеобщим языком» Ви­зантии, как и всей средневековой Европы, и на этом язы­ке говорила и официальная церковь, поддерживавшая го­сударство, и еретическая антицерковная и антигосударст­венная оппозиция.

Но при всем том круг византийского чтения не сво­дился только к богословско-агиографическим памятникам, не они одни отвечали на вопросы любознательного чита­теля. В ходу оставались античные авторы: Гомер и Пиндар, трагики и Аристофан, историки и ораторы, Плутарх и Элиан. Византийцы читали, переписывали и комменти­ровали греческих философов, математиков, астрономов, врачей, агрономов. Отвергая языческое мировоззрение, византийцы отнюдь не отвергли языческую книгу, а мно­гие из образованных подданных василевса преклонялись перед античной литературой.


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

26-04-2012, 16:06admin