Купить этот сайт
Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
НЕРАВНЫЙ БРАК
А  то  есть  еще  другая  знаменитая  картина   из  прежней  жизни.  Та
называется:  "Неравный брак". На этой  картине нарисованы, представьте себе,
жених и невеста. Жених -- такой, вообще, престарелый господинчик,  лет этак,
может быть, семидесяти трех  с  хвостиком. Такой,  вообще,  крайне  дряхлый,
обшарпанный субъект, на которого зрителю глядеть  мало  интереса. А рядом  с
ним  невеста.   Такая,  представьте  себе,   молоденькая   девочка  в  белом
подвенечном  платье.   Такой,   буквально,   птенчик,   лет,   может   быть,
девятнадцати. Глазенки у нее напуганные. Церковная свечка в руках трясется.
Голосок дрожит, когда  брюхастый поп  спрашивает: ну, как, довольна ли, дура
такая, этим браком?
Нет, конечно,  на картине этого  не видать,  чтоб там и рука дрожала, и
чтоб поп  речи произносил. Даже, кажется,  и попа  художник не  изобразил по
идеологическим мотивам  того времени.  Но все это  вполне можно  представить
себе при взгляде на эту картину.
В общем, удивительные мысли навевает это художественное полотно.
Такой,  в самом деле, старый хрен мог до революции  вполне  жениться на
такой  крошке.  Поскольку,  может быть,  он  --  "ваше сиятельство", или  он
сенатор, и одной  пенсии  он,  может  быть, берет  свыше как  двести  рублей
золотом плюс  поместья, экипаж и так далее. А она, может, из бедной семьи. И
мама ее нажучила: дескать, ясно, выходи, выходи.
Конечно, теперь всего этого  нету.  Теперь все это благодаря  революции
кануло в вечность. И теперь этого не бывает.
У нас молоденькая  выходит поскорей за молоденького. Более  престарелая
решается   жить   с   более   потрепанным  экземпляром.   Совершенно  старые
переключаются  вообще на что-нибудь эфемерное --  играют в шашки  или гуляют
себе по набережной.
Нет, конечно, бывает, что молоденькая у нас иногда выходит за пожилого.
Но зато  этот пожилой обыкновенно  какой-нибудь там крупнейший физиолог, или
он ботаник,  или  он  чего-нибудь  такое  изобрел  всем на  удивление,  или,
наконец, он ответственный  бухгалтер, и у него  хорошая материальная база на
двоих.
Нет,такие браки не вызывают неприятных  чувств.  Тем более тут  можно
искренне  полюбить  -- может,  это какая-нибудь  одаренная личность, хороший
оратор или у него громадная эрудиция и прекрасный голос.
А таких  дел,  какие, например, нарисованы на вышеуказанной картине,  у
нас, конечно, больше не бывает. А если что-нибудь  вроде этого и  случается,
то это вызывает всеобщий смех и удивление.
Вот, например, какая история произошла недавно в Ленинграде.
Один,  представьте себе, старик  из обыкновенных служащих неожиданно  в
этом году женился на молоденькой.
Ей,  представьте  себе,  лет  двадцать,  и  она  интересная  красавица,
приехавшая  из Пензы.  А он -- старик, лет,  может быть, шестидесяти. Такой,
вообще,  облезлый тип. Морда  какая-то у него потрепанная житейскими бурями.
Глаза  какие-то посредственные,  красноватые.  В  общем, ничего  из себя  не
представляющая  личность, из таких, какие  в  каждом  трамвае по десять штук
едут.
И к тому же он плохо может видеть. Он, дурак, дальтонизмом страдает. Он
не все цвета может  различать. Он зеленое  принимает  за синее, а синее ему,
дураку, мерещится белым.
В  довершение  всего он был женат.  И  вдобавок ко всему  жил  со своей
старухой в крошечной комнатке.
И вот тем не менее, имея такие  дефекты и минусы, он  неожиданно и всем
на удивление женится на молодой прекрасной особе.
Окружающим он так объяснил  это явление:  дескать, новая эра,  дескать,
нынче даже старики кажутся молодыми и довольно симпатичными.
Окружающие ему говорят:
А  то  есть  еще  другая  знаменитая  картина   из  прежней  жизни.  Таназывается:  "Неравный брак". На этой  картине нарисованы, представьте себе,жених и невеста. Жених -- такой, вообще, престарелый господинчик,  лет этак,может быть, семидесяти трех  с  хвостиком. Такой,  вообще,  крайне  дряхлый,обшарпанный субъект, на которого зрителю глядеть  мало  интереса. А рядом  сним  невеста.   Такая,  представьте  себе,   молоденькая   девочка  в  беломподвенечном  платье.   Такой,   буквально,   птенчик,   лет,   может   быть,девятнадцати. Глазенки у нее напуганные. Церковная свечка в руках трясется.Голосок дрожит, когда  брюхастый поп  спрашивает: ну, как, довольна ли, дуратакая, этим браком?Нет, конечно,  на картине этого  не видать,  чтоб там и рука дрожала, ичтоб поп  речи произносил. Даже, кажется,  и попа  художник не  изобразил поидеологическим мотивам  того времени.  Но все это  вполне можно  представитьсебе при взгляде на эту картину.В общем, удивительные мысли навевает это художественное полотно.Такой,  в самом деле, старый хрен мог до революции  вполне  жениться натакой  крошке.  Поскольку,  может быть,  он  --  "ваше сиятельство", или  онсенатор, и одной  пенсии  он,  может  быть, берет  свыше как  двести  рублейзолотом плюс  поместья, экипаж и так далее. А она, может, из бедной семьи. Имама ее нажучила: дескать, ясно, выходи, выходи.Конечно, теперь всего этого  нету.  Теперь все это благодаря  революциикануло в вечность. И теперь этого не бывает.У нас молоденькая  выходит поскорей за молоденького. Более  престарелаярешается   жить   с   более   потрепанным  экземпляром.   Совершенно  старыепереключаются  вообще на что-нибудь эфемерное --  играют в шашки  или гуляютсебе по набережной.Нет, конечно, бывает, что молоденькая у нас иногда выходит за пожилого.Но зато  этот пожилой обыкновенно  какой-нибудь там крупнейший физиолог, илион ботаник,  или  он  чего-нибудь  такое  изобрел  всем на  удивление,  или,наконец, он ответственный  бухгалтер, и у него  хорошая материальная база надвоих.Нет,такие браки не вызывают неприятных  чувств.  Тем более тут  можноискренне  полюбить  -- может,  это какая-нибудь  одаренная личность, хорошийоратор или у него громадная эрудиция и прекрасный голос.А таких  дел,  какие, например, нарисованы на вышеуказанной картине,  унас, конечно, больше не бывает. А если что-нибудь  вроде этого и  случается,то это вызывает всеобщий смех и удивление.Вот, например, какая история произошла недавно в Ленинграде.Один,  представьте себе, старик  из обыкновенных служащих неожиданно  вэтом году женился на молоденькой.Ей,  представьте  себе,  лет  двадцать,  и  она  интересная  красавица,приехавшая  из Пензы.  А он -- старик, лет,  может быть, шестидесяти. Такой,вообще,  облезлый тип. Морда  какая-то у него потрепанная житейскими бурями.Глаза  какие-то посредственные,  красноватые.  В  общем, ничего  из себя  непредставляющая  личность, из таких, какие  в  каждом  трамвае по десять штукедут.И к тому же он плохо может видеть. Он, дурак, дальтонизмом страдает. Онне все цвета может  различать. Он зеленое  принимает  за синее, а синее ему,дураку, мерещится белым.В  довершение  всего он был женат.  И  вдобавок ко всему  жил  со своейстарухой в крошечной комнатке.И вот тем не менее, имея такие  дефекты и минусы, он  неожиданно и всемна удивление женится на молодой прекрасной особе.Окружающим он так объяснил  это явление:  дескать, новая эра,  дескать,нынче даже старики кажутся молодыми и довольно симпатичными.Окружающие ему говорят:
--  Вы  поменьше занимайтесь  агитацией  и пропагандой,  а вместо этого поглядите,  чего ей от  вас нужно. Это  же анекдот, что она за  вас  выходит замуж.
Старик говорит:
-- Кроме своей наружности и душевных качеств, я ничего материального не имею. Жалованье маленькое. Гардероб -- одна пара брюк  и пара рваных носовых платков. А  что касается комнаты,  этой теперешней драгоценности, то  я живу пока что со своей престарелой супругой на небольшой площади, какую я намерен делить. И в девяти метрах, с видом на помойку, я буду, как дурак от счастья, жить с той особой, какую мне на старости лет судьба послала.
Окружающие ему говорят:
-- А ну вас к лешему! Вас не убедишь.
И  вот он разделил площадь.  Устроил  побелку и  окраску. И в крошечной комнатке  из девяти  метров начал  новую великолепную жизнь  рука  об руку с молодой цветущей особой.
Теперь происходит такая ситуация.
Его  молодая  подруга жизни берет эту крошечную комнату и меняет  ее на большую. Поскольку нашелся человек,  которому дорого было платить и он хотел иметь свои законные девять метров, без излишков. И  вот  она со  своим  дураком переезжает на  эту  площадь,  в  которой четырнадцать метров. Там живет она  некоторое время,  после чего проявляет бешеную энергию и снова меняет эту комнату на комнату уже в  двадцать метров. И  в эту комнату снова переезжает со своим старым дураком. А переехав  туда,  она с ним моментально ссорится и  дает  объявление в газету:  дескать, меняю чудную комнату в двадцать метров на  две небольшие в разных районах. И вот,  конечно, находится пара, которая мечтает пожить совместно, и за эту комнату они с радостью отдают две свои. Короче говоря: через два месяца после, так сказать, совершения таинства
брака наш старый дурак,  мало чего понимая, очутился  в полном одиночестве в крошечной комнатке за городом, а именно -- в Озерках.
А  молодая особа поселилась на  Васильевском  острове, в небольшой,  но славной комнатушке. А  вскоре,  имея эту  комнату, она  вышла замуж за молодого инженера, и теперь она бесконечно счастлива и довольна. Старый дурак хотел подать в суд на эту особу за  надувательство. И даже он разговаривал по этому  поводу с  одним  юристом. Но этот юрист, из бывших адвокатов, весело посмеявшись, заявил, что обман этот доказать крайне трудно и к тому же молодая особа, может быть, искренне увлеклась им и, только узнав его поближе, разочаровалась.
На  этих сладких  мечтах наш  старый  дурень и  успокоился. И теперь он ежедневно трясется на поезде, выезжая из этих своих Озерков на службу.
В общем, как говорится, не угадал папаша. Старого  воробья  провели на мякине. А он расчувствовался, фантазию  построил, всякие  мечты,  за что  и пострадал сверх всякой меры.
1935--1936