Купить этот сайт
Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Писатель и книга. Очерки текстологии - Часть 116

Критика текста сводится к двум операциям: 1) к устано­влению авторизованности того или иного варианта, 2) к вы­бору среди авторизованных вариантов подлинного.

Поставим вопрос в простейшем случае — в случае налич­ности единого источника (или в случае тождественности всех источников).

В первую очередь встает вопрос о степени авторитетности этого единого источника. Наиболее авторитетным источником является рукопись самого автора, так как туда могут про­никнуть ошибки, сделанные только самим автором. Чем дальше от автора источник, тем он менее авторитетен, так как кроме авторских туда могли проникнуть и чужие ошибки. Однако степень авторитетности источника определяет (в обратном отношении) степень нашей подозрительности, ход же рас­суждений остается совершенно одинаков.

Ход рассуждений бывает приблизительно таков. Изучая источник, мы признаем его совершенно подлинным, если в нем не заключается внутренних противоречий или текст его не противоречит тому факту, что его - написал известный нам автор, с известным языком и писательской манерой. Найдя такие противоречия, мы устанавливаем, что именно в тексте ошибочно. Затем мы должны объяснить происхождение ошибки и найти такой текст, который уничтожает противоречие, т. е. удовлетворяет нашему представлению о подлинности, а с дру­гой стороны — удовлетворяет объяснению о возникновении ошибки. Иной раз такой искомый текст получается просто и настолько близок к достоверности, что мы его называем очевидным. Таков случай грубых описок, опечаток.

Возьмем следующий пример. В автографе „Каменного Гостя" читаем:

— Так, Разврата

Я долго был усердный ученик,

Но с той как вас увидел я,

Мне кажется, я весь переродился...

Здесь мы сразу обнаруживаем испорченный стих:

Но с той как вас увидел я...

Он противоречит смыслу, синтаксису, ритму. В нем недостает двусложного слова, существительного женского рода, согласо­ванного со словами „с той", с ударением на втором слоге. Анализ смысла всего отрывка (я долго был, я переродился) сразу подсказывает чтение „с той поры". Сочетание это у Пушкина очень часто; ср. там же:

Но с той поры лишь только знаю цену

Мгновенной жизни, только стой поры

И понял я, что значит слово Счастье

Пушкин естественно в скорописи мог не дописать при­вычного выражения, написав только первую его часть. И по­этому мы уверенно можем принять за подлинный следующий текст, удовлетворяющий всем требованиям:


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

14-05-2012, 11:07admin