Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
ТЕЛЕФОН
Я,граждане,  надо сказать, недавно телефон  себе поставил. Потому  по
нынешним торопливым временам без телефона как без рук.
Мало ли -- поговорить по телефону или, например, позвонить куда-нибудь.
Оно, конечно, звонить некуда -- это действительно верно. Но, с  другой
стороны, рассуждая материально, сейчас не  девятнадцатый год. Это  понимать
надо.
Это в девятнадцатом году не то что без телефона обходились -- не жравши
сидели, и то ничего.
А, скажем,  теперь -- за  пять целковых аппараты тебе  вешают. Господи
твоя воля!
Хочешь -- говори по нем, не  хочешь -- как хочешь. Никто  на  тебя не в
обиде. Только плати денежки.
Оно, конечно, соседи с непривычки обижались.
Я,граждане,  надо сказать, недавно телефон  себе поставил. Потому  понынешним торопливым временам без телефона как без рук.Мало ли -- поговорить по телефону или, например, позвонить куда-нибудь.Оно, конечно, звонить некуда -- это действительно верно. Но, с  другойстороны, рассуждая материально, сейчас не  девятнадцатый год. Это  пониматьнадо.Это в девятнадцатом году не то что без телефона обходились -- не жравшисидели, и то ничего.А, скажем,  теперь -- за  пять целковых аппараты тебе  вешают. Господитвоя воля!Хочешь -- говори по нем, не  хочешь -- как хочешь. Никто  на  тебя не вобиде. Только плати денежки.Оно, конечно, соседи с непривычки обижались.
--  Может, говорят,  оно  и ночью звонить будет, так  уж  это вы -- ах, оставьте.
Но только оно не то что ночью, а  и  днем, знаете, не звонит. Оно, конечно,  всем окружающим  я дал номера  с  просьбой позвонить.  Но,  между прочим, все оказались беспартийные товарищи и к телефону мало прикасаются. Однако все-таки  за аппарат  денежки  не  даром плачены.  Пришлось-таки недавно позвонить по очень важному и слишком серьезному делу. Воскресенье было. И сижу я, знаете, у стены. Смотрю, как это оно оригинально висит. Вдруг как оно зазвонит.  То  не  звонило,  не  звонило, а  тут  как  прорвет.  Я, действительно, даже испугался. "Господи, думаю, звону-то сколько за те же деньги!" Снимаю осторожно трубку за свои любезные. 
-- Алло, говорю, откуда это мне звонят?
-- Это, говорят, звонят вам по телефону.
-- А что, говорю, такое стряслось и кто, извиняюсь, будет у аппарата?
-- Это, отвечают, у аппарата будет одно  знакомое  вам лицо. Приходите, говорят, по срочному делу в пивную на угол Посадской. 
"Видали, думаю, какие удобства! А не будь  аппарата -- что бы это лицо делало? Пришлось бы этому лицу на трамвае трястись". 
-- Алло, говорю, а что это за такое лицо и какое дело? Однако в аппарат молчат и на это не отвечают. 
"В пивной, думаю, конечно,  выяснится". Поскорее, сию  минуту одеваюсь. Бегу  вниз.  Прибегаю  в  пивную. Народу,  даром  что  днем,  много.  И  все незнакомые. 
-- Граждане, говорю, кто мне сейчас звонил и по какому, будьте любезны, делу? 
Однако посетители молчат и не отвечают. "Ах, какая, думаю, досада. То звонили, звонили, а то нет никого". Сажусь к столику. Прошу подать пару. "Посижу, думаю,  может, и  придет кто-нибудь.  Странные, думаю,  какие шутки". Выпиваю пару, закусываю и иду домой. Иду домой. А дома то есть полный кавардак. Обокраден. Нету синего костюма и двух
простынь. Подхожу к аппарату. Звоню срочно. 
--  Алло, говорю, барышня,  дайте в  ударном порядке уголовный  розыск. Обокраден, говорю, вчистую. Специально отозвали в пивную для  этой цели. По телефону. 
Барышня говорит:
-- Будьте любезны -- занято. Звоню позже.
Барышня говорит:
-- Кнопка не работает, будьте любезны.
Одеваюсь. Бегу, конечно, вниз. И на трамвае в уголовный розыск.
Подаю заявление. Там говорят:
-- Расследуем.
Я говорю:
-- Расследуйте и позвоните.
Они говорят:
-- Нам, говорят,  звонить как  раз некогда. Мы, говорят, и  без звонков расследуем, уважаемый товарищ.
Чем все это кончится -- не  знаю. Больше никто мне не звонил. А аппарат висит.
1926