Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Писатель и книга. Очерки текстологии - Часть 64

В программе „Русского Пелама" любопытно пользование приемом „прототипов". Среди действующих лиц названы Кочу­бей с дочерью Натальей (современники Пушкина), Истомина (танцовщица), Грибоедов, Шаховской, некоторые декабристы и т. п. Такая же система прототипов имеется в неопублико­ванных еще планах „Романа на кавказских водах". В других планах — комедий — Пушкин называет героев фамилиями акте­ров, предполагаемых исполнителей комедии. Эта система „прототипов", понятно, не более как технический прием. Не следует думать, что писатели, прибегающие в планах к обозначению героев прототипами, в действительности всегда собирались выводить в своем произведении названных лиц. Можно указывать прототип как условное обозначение харак­тера или сюжетной роли героя, отнюдь не преследуя целей портретного изображения и еще менее пасквильного осмеяния. Но, так как в основе всякой фантазии лежит наблюдение и так как всякий характер, самый оригинальный, слагается из черт, встречающихся в реальной жизни, то подобная система прото­типов облегчает запись замысла, так как дает сразу целую систему характеристических черт или сюжетных эпизодов. При этом в своем осуществлении эти герои претерпевают столь значительные изменения, что теряют всякое сходство с их прототипом. Так напр., прототипом Швабрина было историческое лицо Шванвич (так он и назван в ранних пла­нах романа). Однако любопытно то, что первоначально Шван­вич пушкинских планов объединял в себе Гринева со Швабриным. В дальнейшей работе Пушкин разделил своего Шванвича на двух диаметрально противоположных героев, сохра­нивших только одну общую черту — то, что оба были заме­шаны в сношениях с Пугачевым. Данный пример показывает, насколько условно пользование прототипом в построении сюжета и как осторожно надо относиться к попыткам биогра­фического комментария к произведению, основанного на отождествлении персонажа с прототипом.

Среди программ (т. е. планов, намечающих последователь­ность эпизодов) иные достигают совершенной краткости, лишаю­щей их какого бы то ни было значения для всякого чита­теля, кроме автора. Так, у Пушкина сохранилась программа комедии, где расписаны по актам и по явлениям выходы дей­ствующих лиц почти без всякого указания на их роли. Вот она (в переводе с французского):


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

14-05-2012, 11:13admin