Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Писатель и книга. Очерки текстологии - Часть 11

Следовательно, общая схема процесса набора будет сле­дующая:

1. Восприятие прочитанного:

1) разглядывание необходимых букв оригинала,

2) угадывание по общему рисунку слов и фраз,

3) запоминание прочитанного отрывка.

В результате этой стадии является представление о про­читанном.

II. Набор.

Отправным пунктом является представление о прочитанном:

1) перевод представления во внутреннюю речь (про себя),

2) разложение речи на слова и слов на буквы,

3) вызываемые представлением об отдельных буквах движения руки к кассе.

Замечу, что этот процесс набора предопределяет то, что наборщику всё время приходится отрывать глаза от ориги­нала и затем находить прочитанное. Необходимо учесть еще одно: хотя и необходимо иметь представление о прочитанном, но представление это может быть и не особенно глубоким и не вызывать особой работы мысли, т. е. не требовать, чтобы доискивались до общего смысла прочитанного. Труд набора довольно механичен, и можно набирать не вникая в прочитанное, не обращая внимания на смысл, вернее—не замечая смысла фраз. Поэтому наборщик может не заметить при наборе бессмысленности целой фразы. Напротив, бес­смысленность отдельного слова обычно наборщик замечает именно потому, что он читает, угадывая целые слова фразы, а для этого необходимо, чтобы прочитываемое слово было ему

Хорошо знакомо. Бессмысленное слово, не поддающееся уга­дыванию как незнакомое, сразу остановит внимание наборщика.

Изложенный процесс в каждой стадии имеет свои причины ошибок.

1) Разглядывание букв.

Если оригинал написан нечетко, происходит постоянное неверное чтение букв. Нет ничего легче, чем прочесть руко­писное ш за M и обратно, и таким образом вместо слова „шопот" набрать „топот" или неверно сгруппировать составляющие буквы штрихи и напр. вместо „ш" прочесть „Ги" или наоборот (отсюда опечатки типа „башня" вместо „богиня". В одном из новых изданий „Евгения Онегина" Татьяна в последней главе изображена „неприступною баш­ней"). Так в „Борисе Годунове" Пушкина не особенно отчет­ливое слово рукописи в стихе:

Беспечен он как мирное дитя

Было еще при жизни поэта напечатано „Глупоеˮ. Всё это доказывает необходимость того, чтобы авторы в своих же собственных интересах заботились о четкости рукописи, а именно отчетливо разбивали слова на буквы, избегая слиш­ком „слитного" письма и нехарактерных начертаний: особенно это относится к таким буквам, как „т", „ш", „п", „н", „и". Этот факт полезно учитывать и при анализе испорченных в печати мест. В таком случае полезно бывает переписать это место и посмотреть, как это выглядит в рукописи и не могло ли бы оно быть прочитано иначе. Иногда, особенно если есть кроме того мотивы, дающие основание предполагать истинный текст, подобный опыт решает вопрос окончательно.


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

14-05-2012, 11:19admin