Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Закорючка
Вчера пришлось мне в одно очень важное учреждение смотаться. По своим личным делам.
Перед этим, конечно, позавтракал поплотней для укрепления духа. И пошёл.
Прихожу в это самое учреждение. Отворяю дверь. Вытираю ноги. Вхожу по лестнице. Вдруг сзади какой-то гражданин в тужурке назад кличет. Велит обратно спущаться.
Спустился обратно.
— Куда,— говорит,— идёшь, козлиная твоя голова?
— Так что,— говорю,— по делам иду.
— А ежли,— говорит,— по делам, то прежде, может быть, пропуск надо взять. Потом наверх соваться. Это,— говорит,— тут тебе не Андреевский рынок. Пора бы на одиннадцатый год понимать. Несознательность какая.
— Я,— говорю,— может быть, не знал. Где,— говорю,— пропуска берутся?
— Эвон,— говорит,— направо в окне.
Подхожу до этого маленького окна. Стучу пальцем. Голос, значит, раздаётся:
— Чего надо?
— Так что,— говорю,— пропуск.
— Сейчас.
В другом каком-нибудь заграничном учреждении на этой почве развели бы форменную волокиту, потребовали бы документы, засняли бы морду на фотографическую карточку. А тут даже в личность не посмотрели. Просто голая рука высунулась, помахала и подаёт пропуск.
Господи, думаю, как у нас легко и свободно жить и дела обделывать! А говорят: волокита. Многие беспочвенные интеллигенты на этом даже упадочные теории строят. Чёрт их побери! Ничего подобного.
Выдали мне пропуск.
Который в тужурке, говорит:
— Вот теперича проходи. А то прёт без пропуска. Этак может лишний элемент пройти. Учреждение опять же могут взорвать на воздух. Не Андреевский рынок. Проходи теперича.
Смотался я с этим пропуском наверх.
— Где бы,— говорю,— мне товарища Щукина увидеть?
Который за столом, подозрительно говорит:
— А пропуск у вас имеется?
— Пожалуйста,— говорю,— вот пропуск. Я законно вошёл. Не в окно влез.
Поглядел он на пропуск и говорит более вежливо:
— Так что, товарищ Щукин сейчас на заседании. Зайдите лучше всего на той неделе. А то он всю эту неделю заседает.
— Можно,— говорю.— Дело не волк — в лес не убежит. До приятного свидания.
— Обождите,— говорит,— дайте сюда пропуск, я вам на ём закорючку поставлю для обратного прохода.
Спущаюсь обратно по лестнице. Который в тужурке, говорит:
— Куда идёшь? Стой!
Я говорю:
— Братишка, я домой иду. На улицу хочу пройти из этого учреждения.
— Предъяви пропуск.
— Пожалуйста,— говорю,— вот он.
— А закорючка на ём имеется?
— Определённо,— говорю,— имеется.
— Вот,— говорит,— теперича проходи.
Вышел на улицу, съел французскую булку для подкрепления расшатанного организма и пошёл в другое учреждение по своим личным делам.
1928
— Я,— говорю,— может быть, не знал. Где,— говорю,— пропуска берутся?
— Эвон,— говорит,— направо в окне.
Подхожу до этого маленького окна. Стучу пальцем. Голос, значит, раздаётся:
— Чего надо?
— Так что,— говорю,— пропуск.
— Сейчас.
В другом каком-нибудь заграничном учреждении на этой почве развели бы форменную волокиту, потребовали бы документы, засняли бы морду на фотографическую карточку. А тут даже в личность не посмотрели. Просто голая рука высунулась, помахала и подаёт пропуск.
Господи, думаю, как у нас легко и свободно жить и дела обделывать! А говорят: волокита. Многие беспочвенные интеллигенты на этом даже упадочные теории строят. Чёрт их побери! Ничего подобного.
Выдали мне пропуск.
Который в тужурке, говорит:
— Вот теперича проходи. А то прёт без пропуска. Этак может лишний элемент пройти. Учреждение опять же могут взорвать на воздух. Не Андреевский рынок. Проходи теперича.
Смотался я с этим пропуском наверх.
— Где бы,— говорю,— мне товарища Щукина увидеть?
Который за столом, подозрительно говорит:
— А пропуск у вас имеется?
— Пожалуйста,— говорю,— вот пропуск. Я законно вошёл. Не в окно влез.
Поглядел он на пропуск и говорит более вежливо:
— Так что, товарищ Щукин сейчас на заседании. Зайдите лучше всего на той неделе. А то он всю эту неделю заседает.
— Можно,— говорю.— Дело не волк — в лес не убежит. До приятного свидания.
— Обождите,— говорит,— дайте сюда пропуск, я вам на ём закорючку поставлю для обратного прохода.
Спущаюсь обратно по лестнице. Который в тужурке, говорит:
— Куда идёшь? Стой!
Я говорю:
— Братишка, я домой иду. На улицу хочу пройти из этого учреждения.
— Предъяви пропуск.
— Пожалуйста,— говорю,— вот он.
— А закорючка на ём имеется?
— Определённо,— говорю,— имеется.
— Вот,— говорит,— теперича проходи.
Вышел на улицу, съел французскую булку для подкрепления расшатанного организма и пошёл в другое учреждение по своим личным делам.
1928