Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
19. ЯБЛОНИ ЦВЕТУТ
И, думая об этом, пытаясь  понять, в чем же дело, желая  узнать, какую
ошибку совершают люди, что уже в тридцать  пять лет к ним приходит увядание,
автор бегал по  комнате и закрывал  свои уши руками, чтоб не слышать  больше
заунывной  музыки,  звавшей  к покорности,  безропотности  и  тому отчаянию,
которым был полон и этот стареющий профессор, и тот музыкант, сочинивший уже
мертвыми руками эту торжественную музыку своей близкой гибели.
Профессор играл, по временам делая паузы, как бы думая и оплакивая свою
судьбу.
Да, в самом деле. Как  не хочется  умирать. И  как желательно задержать
свое увядание.
Какие прелестные вещи происходят на свете. Какие милые вещи творятся на
каждом  шагу.  Как весело и интересно  работать. Какие акварельные  картинки
отдыха рисуются автору в его утомленном мозгу.
Вот пастух гонит стадо. Щелкает бичом. Солнце садится за лесом. Огород.
Пугало машет руками. Птицы летают.
Яблони стоят в белом цвету. Река течет. Скамейка  под деревом. Мельница
машет крыльями.
Как! И на все это  глядеть потухшим взором?  Во всем  видеть надоевшие,
скучные и досадные картинки? Вот она, старость. Вот увядание. Вот презренные
годы,которые костлявой рукой берут за горло.
Девушка, повизгивая,  купается в пруде. Ее подружка, утомленная,  лежит
на траве, и платье прелестными складками покрывает ее юное тело.
Вот ворона  клюет мусор.  Бабочка летит. Крестьяне на  телегах  едут  в
поле. Гармоника раздается.
Нет,  немыслимо,  невозможно  писать  о таких вещах.  Немыслимо даже на
минуту представить все это в скучном виде, в досадном освещении.
Все прекрасно и даже величественно на свете. Все замечательно нравится.
И все должно нравиться до  последних дней, до самого последнего  дыхания, до
последнего туманного взора.
Как же это сделать? Как  достигнуть  этого,  как  сохранить  свою  юную
свежесть и впечатления до конца дней?
Нет,  автор  не стремится  жить до  ста  лет. Но он до  ста лет  желает
сохранить свою юность и свою молодость.
Автор не знает,  о чем думал этот стареющий человек, играя  на пианино.
Автор  предполагал,  что он думал  об  этих  вещах -  о  своей  неприглядной
старости,  о  своем  утомлении  и  о  своем желании  задержать  это страшное
разложение и распад.
И, думая об этом, пытаясь  понять, в чем же дело, желая  узнать, какуюошибку совершают люди, что уже в тридцать  пять лет к ним приходит увядание,автор бегал по  комнате и закрывал  свои уши руками, чтоб не слышать  большезаунывной  музыки,  звавшей  к покорности,  безропотности  и  тому отчаянию,которым был полон и этот стареющий профессор, и тот музыкант, сочинивший ужемертвыми руками эту торжественную музыку своей близкой гибели.
Профессор играл, по временам делая паузы, как бы думая и оплакивая своюсудьбу.Да, в самом деле. Как  не хочется  умирать. И  как желательно задержатьсвое увядание.Какие прелестные вещи происходят на свете. Какие милые вещи творятся накаждом  шагу.  Как весело и интересно  работать. Какие акварельные  картинкиотдыха рисуются автору в его утомленном мозгу.Вот пастух гонит стадо. Щелкает бичом. Солнце садится за лесом. Огород.
Пугало машет руками. Птицы летают.Яблони стоят в белом цвету. Река течет. Скамейка  под деревом. Мельницамашет крыльями.Как! И на все это  глядеть потухшим взором?  Во всем  видеть надоевшие,скучные и досадные картинки? Вот она, старость. Вот увядание. Вот презренныегоды,которые костлявой рукой берут за горло.Девушка, повизгивая, купается в пруде. Ее подружка, утомленная,  лежитна траве, и платье прелестными складками покрывает ее юное тело.
Вот ворона  клюет мусор.  Бабочка летит. Крестьяне на  телегах  едут  вполе. Гармоника раздается. Нет,  немыслимо,  невозможно  писать  о таких вещах.  Немыслимо даже наминуту представить все это в скучном виде, в досадном освещении.Все прекрасно и даже величественно на свете. Все замечательно нравится.
И все должно нравиться до  последних дней, до самого последнего  дыхания, допоследнего туманного взора.Как же это сделать? Как  достигнуть  этого,  как  сохранить  свою юнуюсвежесть и впечатления до конца дней?
Нет,  автор  не стремится  жить до  ста  лет. Но он до  ста лет  желаетсохранить свою юность и свою молодость.Автор не знает,  о чем думал этот стареющий человек, играя  на пианино.Автор  предполагал,  что он думал  об  этих  вещах -  о  своей  непригляднойстарости,  о  своем  утомлении  и  о  своем желании  задержать  это страшноеразложение и распад.