Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
18. ПЕРВЫЕ ВСТРЕЧИ
Этому  человеку  было  пятьдесят  три  года.  Он  был  ученый  человек,
получивший  высшее  образование  и  имеющий  разные  дипломы  и  заграничные
командировки.
Он имел довольно редкую у нас в Союзе профессию - он был астроном.
О нем будет в дальнейшем большая речь, о нем автор расскажет подробно и
обстоятельно.  А пока мы  желаем рассказать вообще, об общем положении  и  о
том, как и при каких обстоятельствах мы встретили этого человека.
В августе 1931 года автор на время поселился в Детском Селе.
Утомленный  бессонницей, ежедневной работой  и разными личными  делами,
автор  на  время скрылся из  Ленинграда и  случайно,  по знакомству, получил
небольшую комнату  во  временное  пользование. Эта  комната  была как  раз в
квартире этого человека, вернее - во втором этаже небольшого домика, который
был в аренде у этого ученого профессора.
Автор не хотел близко знакомиться с ним, и не искал этого знакомства, и
даже избегал  его, но близкое соседство невольно делало автора свидетелем и
наблюдателем того, что происходило в этом доме.
Первое время автор даже не наблюдал, даже не присматривался ни к  чему,
даже  избегал  разговоров  и встреч.  И  только  иной  раз  прислушивался  к
заунывной музыке, которая доносилась к нему снизу.
Этот  человек имел  привычку ежедневно играть  на рояле. Он играл почти
каждый вечер час или два.
И первое время это обстоятельство  сердило  и  раздражало автора. Этот
человек, как нарочно,  выбирал самые грустные,  самые печальные мелодии, чем
приводил автора иной раз  в полное  исступление. Он  играл грустные  романсы
Чайковского и  разные  там  прелюдии и  этюды Шопена - музыканта, который от
чахотки и меланхолии умер в тридцатидевятилетнем возрасте.
И автор, лежа на своей кровати, невольно прислушивался к этим печальным
звукам  и видел  в  них  грустную старость,  увядание, желание  умереть и то
необычайное примирение с судьбой, от которого автор бежал и чему автор хотел
сопротивляться. И, слушая эти мелодии, автор,  вероятно, в сотый раз думал о
печальных днях старости  и увядания и о смерти, которая, может, уже стоит за
плечами этого игравшего на рояле человека.
Нет,  смерть  никогда  не страшила  автора. Но вот увядание, дряхлость.
Раздраженные нервы. Тусклый взгляд. И печальная морда.  И набрякшее брюхо. И
утомленные  мускулы. Вот что  приводило автора в  страшное  беспокойство,  и
вселяло тревогу, и заставляло думать об этом день и ночь.
Этому  человеку  было  пятьдесят  три  года.  Он  был  ученый  человек,получивший  высшее  образование  и  имеющий  разные  дипломы  и  заграничныекомандировки.Он имел довольно редкую у нас в Союзе профессию - он был астроном.
О нем будет в дальнейшем большая речь, о нем автор расскажет подробно иобстоятельно.  А пока мы  желаем рассказать вообще, об общем положении  и  отом, как и при каких обстоятельствах мы встретили этого человека.В августе 1931 года автор на время поселился в Детском Селе.Утомленный  бессонницей, ежедневной работой  и разными личными делами,автор  на  время скрылся из  Ленинграда и  случайно,  по знакомству, получилнебольшую комнату  во  временное  пользование. Эта  комната  была как  раз вквартире этого человека, вернее - во втором этаже небольшого домика, которыйбыл в аренде у этого ученого профессора.
Автор не хотел близко знакомиться с ним, и не искал этого знакомства, идаже избегал  его, но близкое соседство невольно делало автора свидетелем инаблюдателем того, что происходило в этом доме. Первое время автор даже не наблюдал, даже не присматривался ни к  чему,даже  избегал  разговоров  и встреч.  И  только  иной  раз  прислушивался кзаунывной музыке, которая доносилась к нему снизу.Этот  человек имел  привычку ежедневно играть  на рояле. Он играл почтикаждый вечер час или два.И первое время это обстоятельство  сердило  и  раздражало автора. 
Этот человек, как нарочно,  выбирал самые грустные,  самые печальные мелодии, чемприводил автора иной раз  в полное  исступление. Он  играл грустные  романсыЧайковского и разные  там  прелюдии и  этюды Шопена - музыканта, который отчахотки и меланхолии умер в тридцатидевятилетнем возрасте.И автор, лежа на своей кровати, невольно прислушивался к этим печальнымзвукам  и видел  в  них  грустную старость,  увядание, желание  умереть и тонеобычайное примирение с судьбой, от которого автор бежал и чему автор хотелсопротивляться. И, слушая эти мелодии, автор,  вероятно, в сотый раз думал опечальных днях старости  и увядания и о смерти, которая, может, уже стоит заплечами этого игравшего на рояле человека.
Нет,  смерть  никогда  не страшила  автора. Но вот увядание, дряхлость.Раздраженные нервы. Тусклый взгляд. И печальная морда.  И набрякшее брюхо. Иутомленные  мускулы. Вот что  приводило автора в  страшное  беспокойство,  ивселяло тревогу, и заставляло думать об этом день и ночь.
Сайт продаетсяX
Чтобы купить этот сайт, укажите свой email и наш менеджер с вами свяжется.