Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
ЭТО ВОЗМУТИТЕЛЬНО
Пришла Аля. Лицо у нее бледное, и в глазах тоска. Молча она развернула пестрый шарфик, повязанный вокруг шеи. Слегка откинула голову.
 На ее шее я увидел пять синих пальцев. Вероятно, кто-то ее душил. Я вскрикнул: 
- Аля, что случилось? 
Она глухо сказала: 
- Николай все узнал. Он хотел задушить меня, но я подняла такой крик, что сбежались люди. 
Она стала плакать. Сквозь слезы она сказала: 
- Ах, зачем я приходила к тебе! Вот теперь кончилась моя спокойная жизнь. К нему уже я не вернусь. Я перееду к маме и буду изредка приходить к тебе. 
Я поставил согревающий компресс на ее шею и, взяв машину, отвез Алю к маме. 
Я был необычайно взволнован. Я не помню, на что я рассчитывал, по в тот же вечер я пошел к ее мужу. К моему удивлению, он встретил меня спокойно. 
Я сказал ему: 
- Я не ожидал от вас такой гадости. Вы могли бы расстаться с ней, уйти... Но душить эту маленькую девочку... Это возмутительно... 
Я думал, что он будет кричать на меня, может быть, даже выгонит. Но он не двигаясь сидел в кресле, низко опустив голову. 
Он тихо сказал: 
- Она довела меня до сумасшествия... Я подозревал, что она неверна мне... Но вчера в ее сумочке я нашел вот эту записку. Полюбуйтесь... 
Он швырнул записку на стол. Она была адресована в театр актеру Н., с которым я несколько раз видел Алю на улице. 
Записка не оставляла никаких сомнений - она была интимна в высшей степени. 
Я был поражен, даже потрясен. Я был так потрясен, что сначала даже не сообразил, что обо мне муж ничего не знает и что речь идет об актере. 
Я растерянно взглянул на мужа. Не менее растерянно он посмотрел на меня. 
- А собственно, какое вам до этого дело? - спросил он.- Вы что, ее видели сегодня? Она была у вас?.. Разве она бывала у вас раньше? 
В его глазах я вдруг прочел догадку. 
Я закрыл рукой свои глаза. 
- Боже мой! - закричал он.- Значит, она... значит, вы...- У него вдруг хватило чувства иронии - усмехнуться. Почти спокойно он сказал: - Значит, она и вас обманула... Это здорово... 
Мы расстались холодно. Почти не прощаясь. 
Я шел домой, как в бреду. В моей голове был хаос. Мне хотелось решить вопрос, почему именно ко мне она пришла со своими синяками. Потом я успокоился на том, что до меня она с этими синяками была у актера. 
- Николай все узнал. Он хотел задушить меня, но я подняла такой крик, что сбежались люди. 
Она стала плакать. Сквозь слезы она сказала: 
- Ах, зачем я приходила к тебе! Вот теперь кончилась моя спокойная жизнь. К нему уже я не вернусь. Я перееду к маме и буду изредка приходить к тебе. 
Я поставил согревающий компресс на ее шею и, взяв машину, отвез Алю к маме. 
Я был необычайно взволнован. Я не помню, на что я рассчитывал, по в тот же вечер я пошел к ее мужу. К моему удивлению, он встретил меня спокойно. 
Я сказал ему: 
- Я не ожидал от вас такой гадости. Вы могли бы расстаться с ней, уйти... Но душить эту маленькую девочку... Это возмутительно... 
Я думал, что он будет кричать на меня, может быть, даже выгонит. Но он не двигаясь сидел в кресле, низко опустив голову. 
Он тихо сказал: 
- Она довела меня до сумасшествия... Я подозревал, что она неверна мне... Но вчера в ее сумочке я нашел вот эту записку. Полюбуйтесь... 
Он швырнул записку на стол. Она была адресована в театр актеру Н., с которым я несколько раз видел Алю на улице. 
Записка не оставляла никаких сомнений - она была интимна в высшей степени. 
Я был поражен, даже потрясен. Я был так потрясен, что сначала даже не сообразил, что обо мне муж ничего не знает и что речь идет об актере. 
Я растерянно взглянул на мужа. Не менее растерянно он посмотрел на меня. 
- А собственно, какое вам до этого дело? - спросил он.- Вы что, ее видели сегодня? Она была у вас?.. Разве она бывала у вас раньше? 
В его глазах я вдруг прочел догадку. 
Я закрыл рукой свои глаза. 
- Боже мой! - закричал он.- Значит, она... значит, вы...- У него вдруг хватило чувства иронии - усмехнуться. Почти спокойно он сказал: - Значит, она и вас обманула... Это здорово... 
Мы расстались холодно. Почти не прощаясь. 
Я шел домой, как в бреду. В моей голове был хаос. Мне хотелось решить вопрос, почему именно ко мне она пришла со своими синяками. Потом я успокоился на том, что до меня она с этими синяками была у актера.