Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Сильное средство
Говорят, против алкоголя наилучше действует искусство. Театр, например. Карусель. Или какая-нибудь студия с музыкой.
Всё это, говорят, отвлекает человека от выпивки с закуской.
И действительно, граждане, взять для примеру хотя бы нашего слесаря Петра Антоновича Коленкорова. Человек пропадал буквально и персонально. И вообще жил, как последняя курица.
По будням после работы ел и жрал. А по праздникам и воскресным дням напивался Пётр Антонович до крайности. Беспредельно напивался.
Всё это, говорят, отвлекает человека от выпивки с закуской.И действительно, граждане, взять для примеру хотя бы нашего слесаря Петра Антоновича Коленкорова. Человек пропадал буквально и персонально. И вообще жил, как последняя курица.По будням после работы ел и жрал. А по праздникам и воскресным дням напивался Пётр Антонович до крайности. Беспредельно напивался.
И в пьяном виде дрался, вола вертел и вообще пьяные эксцессы устраивал. И домой лёжа возвращался.
И уж, конечно, за всю неделю никакой культработы не нёс этот Пётр Антонович. Разве что в субботу в баньку сходит, пополощется. Вот вам и вся культработа.
Родные Петра Антоновича от такого поведения сильно расстраивались. Стращали даже.
— Пётр,— говорят,— Антонович. Человек вы квалифицированный, не первой свежести, ну, мало ли в пьяном виде трюхнетесь об тумбу — разобьётесь же. Пейте несколько полегче. Сделайте такое семейное одолжение.
Не слушает. Пьёт по-прежнему и веселится.
Наконец, нашёлся один добродушный человек с месткома. Он, знаете ли, прямо так и сказал Петру Антоновичу:
— Пётр,— говорит,— Антонович, отвлекайтесь, я вам говорю, от алкоголю. Ну,— говорит,— попробуйте заместо того в театр ходить по воскресным дням. Прошу вас честью и билет вам дарма предлагаю.
Пётр Антонович говорит:
— Ежели,— говорит,— дарма, то попробовать можно, отчего же. От этого,— говорит,— не разорюсь, ежели то есть дарма.
Упросил, одним словом.
Пошёл Пётр Антонович в театр. Понравилось. До того понравилось — уходить не хотел. Театр уже, знаете, окончился, а он, голубчик, всё сидит и сидит.
— Куда же,— говорит,— я теперича пойду, на ночь глядя? Небось,— говорит,— все портерные закрыты уж. Ишь,— говорит,— дьяволы, в какое предприятие втравили!
Однако поломался-поломался и пошёл домой. И трезвый, знаете ли, пошёл. То есть ни в одном глазу.
На другое воскресенье опять пошёл. На третье — сам в местком за билетом сбегал.
И что вы думаете? Увлёкся человек театром. То есть первым театралом в районе стал. Как завидит театральную афишу — дрожит весь. Пить бросил по воскресеньям. По субботам стал пить. А баню перенёс на четверг.
А последнюю субботу, находясь под мухой, разбился Пётр Антонович об тумбу и в воскресенье в театр не пошёл. Это был единственный раз за весь сезон, когда Пётр Антонович пропустил спектакль. К следующему воскресенью, небось, поправится и пойдёт. Потому — захватило человека искусство. Понесло...
1926