Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Рачис
На днях попёрли со службы старого почтового спеца, товарища Крылышкина.
Тридцать лет принимал человек иностранные телеграммки и записывал их в особую книжицу. Тридцать лет служил человек по мере своих сил и возможностей. И вот нате вам! Подкопались под него враги, сковырнули с насиженного места и вытряхнули со службы за незнание иностранных языков.
Оно действительно, товарищ Крылышкин этих иностранных языков не знал. Насчёт языков, как говорится, ни в зуб толкнуть. Но, между прочим, почтовое дело и иностранцы от этого факта ни капельки не страдали.
А бывало, как придёт какая-нибудь телеграмма с иностранным названием, так товарищ Крылышкин, нимало не растерявшись, идёт до какого-нибудь столика, до какой-нибудь там девицы, до какой-нибудь Веры Ивановны.
— Вера, говорит, Ивановна, да что ж это такое? Совершенно, говорит, слабею глазами. Будьте, говорит, добры — чего тут наляпано?
Ну, она ему говорит: из Лондона, например.
Он возьмёт и запишет.
Или принесёт телеграмму до какого-нибудь интеллигентного работника.
Ну, она ему говорит: из Лондона, например. Он возьмёт и запишет. Или принесёт телеграмму до какого-нибудь интеллигентного работника.
— Ну, говорит, и почерки же нынче пошли! Куры, говорит, и те ногами лучше чиркают. Нуте-ка, угадайте, чего тут обозначено? Нипочём не угадаете.
Ну, скажут ему: из какого-нибудь Мюнхена.
— Правильно, скажет, а я думал, только спецы угадывать могут.
А другой раз, когда спешка, товарищ Крылышкин прямо к публике обращался:
— Тссс... молодой человек, подойдите-ка до окошечка, поглядите-ка — чего тут нацарапано? У нас промежду служащих острый спор идёт. Одни говорят то, другие это.
Тридцать лет сидел на своём посту герой труда, товарищ Крылышкин, и вот, нате вам, вытряхнули!
А влип Пётр Антонович Крылышкин по ничтожному поводу. Можно сказать, несчастный случай произошёл. Немного не так записал он название города, откуда пришла телеграмма. А пришла телеграмма из города Парижа. И было на ней обозначено по-французски: «Paris». Пётр Антонович, от чистого сердца, возьми и подмахни: из города Рачиса.
После-то Пётр Антонович говорил:
— Сбился, милый. Главное, название мне показалось чересчур русским — Рачис. И на старуху бывает проруха.
Тем не менее взяли Петра Антоновича Крылышкина и вытряхнули.
А очень мне его жалко! Ну куда теперь денется старый специалист по иностранным языкам? Пущай бы досиживал!
1926