Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Остряк -- самоучка
Вчера я проходил по Центральному рынку. Гуся к празднику покупал.
Народу уйма. Мясной ряд  явно выглядел именинником.  Длинные столы были
завалены всякой требухой: бычьими печенками, селезенками и хвостами.
И на всю эту дрянь, даже на телячьи хвосты, находился свой праздничный
покупатель.
Покупатель рылся в требухе, подносил товар к носу, нюхал и яростно хаял
продукты, понижая их стоимость и достоинство.
Торговцы и торговки подмигивали покупателям,  нечеловечески крякали  и
махали руками, приглашая взглянуть на "выдающий" товар.
Какая-то гражданка перебранивалась с торговкой.
Вчера я проходил по Центральному рынку. Гуся к празднику покупал. Народу уйма. Мясной ряд  явно выглядел именинником.  Длинные столы былизавалены всякой требухой: бычьими печенками, селезенками и хвостами.
И на всю эту дрянь, даже на телячьи хвосты, находился свой праздничный покупатель. Покупатель рылся в требухе, подносил товар к носу, нюхал и яростно хаял продукты, понижая их стоимость и достоинство.Торговцы и торговки подмигивали покупателям,  нечеловечески крякали  и махали руками, приглашая взглянуть на "выдающий" товар.
Какая-то гражданка перебранивалась с торговкой.
-- Эта-то  печенка  воняет?--возмущалась торговка.  --  Нос-то  у тебя, милая, заложимши. Нос-то ослобони прежде... Потом  и  дыши на такую печенку. Это бычья первейшая печенка... Дура ты худая после этого.  Не  с твоим носом такую печенку нюхать...
Гражданка уже поставила корзинку возле себя, рассчитывая дать достойную отповедь зарвавшейся торговке, но в эту  минуту у  стола  появился  высокий курчавый парень  со  сдвинутым на  затылок  картузом. За парнем  почтительно следовали два шкета, хихикая и потирая руки. Парень остановился у  стола, скучным и серьезным  взором  посмотрел  на требуху, подмигнул торговке и сказал громко:
-- Да бросьте вы у ей, граждане, покупать. Не  видите, что ли? Мужа она своего старого убила, на куски разрубила и к празднику продает остатки. . . 
Кто-то захихикал. Кто-то с сердцем сплюнул в сторону. Покупательница  растерянно посмотрела  на  парня  и  отошла  от  стола, бормоча  что-то. Торговка налилась кровью, с диким  изумлением  взглянула на парня и разразилась ужасающей бранью.
Парень передернул плечами и, строгий в своей выдумке, пошел дальше. Два шкета, хрюкая от сдавленного смеха, двинулись за ним. Парень прошел несколько  шагов и остановился перед круглой корзиной со свиными окороками, лапами и кусками морды.
Покупатели рылись и в этой корзине. Торговец польщенный вниманием потребителя, тонко выкрикивал:
-- Кому надо, кому не надо. .. Кому что, кому ничего! . .
Парень посмотрел в корзину и громко сказал:
-- Да бросьте вы, граждане, у  его покупать!  Не видите,  что ли?  Жену старую убил, на куски разрубил и продает остатки.
Снова кто-то захохотал. Кто-то сконфуженно крякнул. Торговец всплеснул руками, оглянулся на покупателя, как бы ища  защиты, но ничего не сказал.
А парень двинулся дальше. Я пошел за ним следом, позабыв про гуся. Парень обошел весь рынок со  своей шуткой и, строгий,  не  улыбающийся, удалился восвояси.
За ним следовали два шкета, буквально давясь от смеха.