Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
НЕРВЫ

 

Два солдата режут свинью. Свинья визжит так, что нет возможности перенести. Я подхожу ближе. 
Один солдат сидит на свинье. Рука другого, вооруженная ножом, ловко вспарывает брюхо. Белый жир необъятной толщины распластывается на обе стороны. 
Два солдата режут свинью. Свинья визжит так, что нет возможности перенести. Я подхожу ближе. Один солдат сидит на свинье. Рука другого, вооруженная ножом, ловко вспарывает брюхо. Белый жир необъятной толщины распластывается на обе стороны. 
Визг такой, что в пору заткнуть уши. 
— Вы бы ее, братцы, чем-нибудь оглушили,— говорю я.- Чего ж ее так кромсать. 
— Нельзя, ваше благородие, - говорит первый солдат, сидящий на свинье.— Не тот вкус будет. 
Увидев мою серебряную шашку и вензеля на пикшах, солдат вскакивает. Свинья вырывается. 
— Сиди, сиди,— говорю я.— Уж доканчивайте скорей. — Быстро тоже нехорошо,— говорит солдат! с ножом.— Крайняя быстрота сало портит. 
С сожалением посмотрев на меня, первый солдат говорит: 
— Ваше благородие, война! Люди стонут. А вы свинью жалеете. 
Сделав финальный жест ножом, второй солдат говорит: 
— Нервы у их благородия. 
Разговор принимает фамильярный оттенок. Это не полагается. Я хочу уйти, но не ухожу. 
Первый солдат говорит: 
— В Августовских лесах раздробило мне кость вот в этой руке. Сразу на стол. Полстакана вина. 
Режут. А я колбасу кушаю. 
— И не больно? ' 
— Как не больно. Исключительно больно... 
Съел колбасу. «Дайте,— говорю,— сыру». Только; съел сыр, хирург говорит: «Готово, зашиваем». - «Пожалуйста»,—говорю... Вот вам бы, ваше благородие, этого не выдержать. 
— Нервы слабые у их благородия,—снова говорит второй солдат. 
Я ухожу.