Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Тамара Минакина. Луч света в темном царстве. Послесловие к «Повести о разуме».
Встреча с редким произведением талантливого писателя не привела к любви с первого взгляда. Это когда зашла речь о Гоголе и чудачествах великого писателя. «Не разглядеть солнца за пятнами может только завистливый человек», рассердилась я и хотела было отложить повесть в сторону, но обратила внимание на заголовок «Разум побеждает старость». 
На одном дыхании я проглотила этот отрывок, следила за всеми последующими и с сожалением закончила читать эпилог. Потом разыскала все номера газеты, прочитала повесть с самого начала. Раз, затем другой. Книга очаровала, потрясла, захватила. Я в ее власти уже несколько дней. Чем пленил меня Михаил Зощенко? 
Это - необычная книга. Он, блестящий мастер слова, мог легко написать десятки милых юмористических новелл, но предпочел провести серьезное исследование, которое вынашивал несколько лет. И это был настоящий подвиг. Зощенко вызвал на себя огонь политиков. Он потряс медицинский Олимп, обнажив нищету надменных психиатров. Я прочитала немало трудов «знатоков человеческих душ», слышала заключения модных ныне врачей и убедилась, что правы духовные учителя, заявляя, что сегодня медицина, психология и психиатрия все еще находятся в зачаточном состоянии. 
«Никто не знает, что происходит в человеческой психике, - говорят честные врачи. - Доверьтесь своему интеллекту. Таблетки меняют химию мозга». «Не ходите к психиатрам, они ничего не понимают, - в один голос твердят женщины - жертвы насилия. - Соматические болезни ставят больницы в тупик. После нескольких лет психотерапии нас превратили в истеричек. Консультанты нам навязывают свои представления, вбивают свои мысли». 
Русский писатель отважился исследовать недоступное. Он преуспел. Он исцелил себя. Значит, ему можно доверять. Он протянул людям свое великое открытие - ключи к счастью и здоровью. Зощенко просветил нас лучше экспертов, и за это ему низкий поклон. 
На одном дыхании я проглотила этот отрывок, следила за всеми последующими и с сожалением закончила читать эпилог. Потом разыскала все номера газеты, прочитала повесть с самого начала. Раз, затем другой. Книга очаровала, потрясла, захватила. Я в ее власти уже несколько дней. Чем пленил меня Михаил Зощенко? Это - необычная книга. Он, блестящий мастер слова, мог легко написать десятки милых юмористических новелл, но предпочел провести серьезное исследование, которое вынашивал несколько лет. И это был настоящий подвиг. Зощенко вызвал на себя огонь политиков. Он потряс медицинский Олимп, обнажив нищету надменных психиатров. Я прочитала немало трудов «знатоков человеческих душ», слышала заключения модных ныне врачей и убедилась, что правы духовные учителя, заявляя, что сегодня медицина, психология и психиатрия все еще находятся в зачаточном состоянии. «Никто не знает, что происходит в человеческой психике, - говорят честные врачи. - Доверьтесь своему интеллекту. Таблетки меняют химию мозга». «Не ходите к психиатрам, они ничего не понимают, - в один голос твердят женщины - жертвы насилия. - Соматические болезни ставят больницы в тупик. После нескольких лет психотерапии нас превратили в истеричек. Консультанты нам навязывают свои представления, вбивают свои мысли». Русский писатель отважился исследовать недоступное. Он преуспел. Он исцелил себя. Значит, ему можно доверять. Он протянул людям свое великое открытие - ключи к счастью и здоровью. Зощенко просветил нас лучше экспертов, и за это ему низкий поклон. 
Принеся себя в жертву, он избавил нас от страданий, раннего дряхления и страха смерти, чтобы никому, особенно творческим натурам, не досталась доля Гоголя и Некрасова, Бальзака и Эдгара По, чья жизнь была долгим сражением против невидимого миру врага, и сражением проигранным. 
Уязвимость таланта потрясла писателя, он не мог продолжать писать лишь для того, чтобы его почитывали. Еще в 30-е годы он разглядел, какая угроза нависла над душевным здоровьем русского человека с его яркой живой эмоциональностью. Ведь на тех, кто способен «любить - так любить, гулять - так гулять, летать - так летать» любые стрессовые обстоятельства корежат душу особенно сильно и толкают к алкоголю, наркотикам, бегству, разгулу и даже помешательству. 
Сострадая, Зощенко проводит на себе эксперимент, откровенно рассказывая о том, в чем люди боятся признаться даже самим себе, тем более, лежа на кушетке «шринка». Писатель соединяет в себе и врача, и больного. Препарируя самого себя, рискуя потерять рассудок, он прослеживает корни своего психоневроза и один, без всякой поддержки, дает бой невидимому врагу. 
А враг коварен, он может в любую минуту вероломно украсть любимого человека, ввергнув его в ужас безумия. И тогда - смирительная рубашка, высокие стены лечебницы для живых трупов. Но этот агрессор поражает и исподтишка, подтачивает всех нас, «нормальных». Некоторые часто убегают от счастья и перемен, казнятся страхами. Самые волевые, внешне спокойные расплачиваются вдвойне, они загоняют эмоции внутрь - сегодня мы знаем о тесной связи внутреннего мира с физическим здоровьем. 
Гоголь не был современником мировых войн и сталинского ГУЛАГа, брежневского застоя и горбачево-ельцинских реформ. Но даже у него были «объекты устрашения», которые отравляли его существование и привели к ранней гибели. А кто интересовался душой моего поколения? Наша жизнь была бесконечной гонкой, где ценилась лишь производительность труда, все было подчинено идеологии. Рождаемые измученными матерями под грубые окрики акушерок, привыкшие расти под зорким глазом так называемых воспитателей, мы были научены без ропота глотать любую пищу и… идею партии. Нас с детства заливали в опоки - формы, снимали стружку на бюро и собраниях, пытаясь превратить в «винтики», всегда готовые крутиться в указанном направлении. 
Мы не подозревали о своей уникальности. Наше подсознание было заселено чудовищами, опутано колючей проволокой, а сознание тщательно промыто от разума и логики. Чувства увяли от наказаний и недоупотребления. Как важно нам распахнуть окна «подземелья», назвать призраков подсознания по имени и взять их под контроль! 
Многие иммигранты, потерявшие почву под ногами, страдают эмоциональными расстройствами, фобиями, неуверенностью в себе. Есть и такие, у которых развилось послетравматическое стрессовое расстройство - серьезное тяжелое состояние с нервными срывами и плавающей болью во всем теле. Им нелегко найти помощь, мешает языковой барьер, иная ментальность, но, загнанные внутрь, такие заболевания опасны как припорошенные снегом мины. 
Как следствие травматизирующих жизненных событий идет постепенное отравление организма и разрушение души. Можно понадеяться на авось или заглушить голос рассудка водкой, транквилизаторами и вести существование раба. А можно поставить подсознание под контроль разума и пустить освободившуюся энергию на творчество. 
На Западе «шринк» - не роскошь, психологические проблемы - не блажь. В Израиле, например, вовремя спохватились, заметив, что при киббуцном воспитании выросло эмоционально ущербное поколение - общественное воспитание в коммунах срочно дополнили семейным. 
Канадские же дети окружены комфортом, проводят время в компании телевизоров, видиков и компьютеров, но страшно подумать, что посеяно в их подсознании «ужастиками» и детективами. В семьях без отца воздух гудит от нервозности издерганной матери, бьющейся в бедности. Любой недочеловек из ее дружков может кулаками выместить на ее детях свои комплексы, растлить и украсть их невинность, непоправимо искалечив тело и душу. 
Мы, взрослые, как правило, руководствуемся ветхими «аксиомами», воспринятыми на веру в школе и дома. Мозг перестает мыслить и расти, начинает дряхлеть. Высокодуховные писатели Запада советуют каждому пересмотреть багаж убеждений, руководствуясь личным жизненным опытом. Иначе мы ставим себя в смешное положение перед подростками, хотя они не всегда откровенно говорят взрослым в глаза, что мы ошибаемся, что мир не зиждется на материи и детей не приносят аисты. 
Разум как яркий прожектор может осветить хлам, обременяющий наш внутренний замок. Мы можем стать терпимее друг к другу, более внимательными к нуждам любимых. 
«Повесть о разуме» - это гимн женщине-матери. Если психологическое здоровье будущего общества зависит от впечатлений, полученных в детстве (и даже в период внутриутробного развития), если так важны положительные ассоциации между кормлением, купанием, сном ребенка и поведением матери, а также обстановкой в доме, то охрана материнства приобретает неоценимое значение. 
Сегодняшняя освобожденная и равноправная с мужчинами женщина хочет иметь все и иметь безотлагательно. Но она не замечает, как «провалилась» в своей самой благородной и ответственной роли - роли матери! Сегодняшняя эмансипированная и находящаяся под стрессом мать зачастую не в силах считаться с желаниями малыша. 
Теперь понятна массовая эпидемия лесбиянства среди девушек, выросших без отцов, и гомосексуализма у сыновей женщин, утерявших женское обаяние и ласковость, чуткость и терпеливость. Не случаен рост депрессий, гиперактивности и самоубийств среди школьников. Если дети - в самом деле цветы жизни, - дайте им ласковое солнечное тепло и родниковую воду! 
Небольшая повесть Зощенко глубже иного романа. Казалось, ее рождение в 1943 году состоялось в неподходящее время - страна задыхалась под фашистским сапогом. «Что заставляет меня писать эту книгу? - задает вопрос сам автор . - Зачем говорить о ранах, полученных не на полях сражения? Может быть, это - послевоенная книга? Нет, я пишу мою книгу в расчете на наши дни. Я приравниваю ее к бомбе, которой предназначено разорваться в лагере противника, чтобы уничтожить презренные идеи, рассеянные там и сям». Зощенко знал, что первый шаг к победе - это развенчание идеологии врага. Гитлеризм изрыгал проклятия в адрес интеллигенции, стремясь насадить новый мировой порядок на штыках двуногих зверей, бездумно подчиняющихся злой воле фюрера. «Образование калечит людей... Интеллигенция - это отбросы нации... Сознание приносит людям неисчислимые беды!» - кричал он на весь мир. А Михаил Зощенко воспел могущество сознания, делающего человека венцом творения - homo sapiens. 
Так за что же ополчился на честного антифашиста и патриота Кремль? За что вскоре после победы «партия и правительство» особым постановлением заклеймили его как певца мещанства и буржуазной культуры? И почему партийные критики вдруг вспомнили его ранние рассказы, в то время, как не упомянули его последнюю повесть? Рот великого художника был заткнут кляпом, книги выброшены из библиотек и магазинов, имя предано забвению. 
В этой травле обнажилось тщательно скрывавшееся родство двух идеологий - фашизма и коммунизма. Советская власть родилась и укрепилась благодаря массам. Она могла удержаться лишь на послушании этих самых масс, подвергаемых с детства усиленной промывке мозгов. Как и гитлеровцы, сталинисты не терпели людей, посмевших иметь свое мнение. Ведь гипноз толпы развеивается, как туман от ветра, если кто-то поставит под сомнение «единственно верную» доктрину. Зощенко пошел против течения и потому был обречен. Он предсказал гибель гитлеровской философии одичалости, презиравшей сознание. В его пророчестве увидели и ассоциацию с советским строем. 
Пророков всегда травили. Великий подарок Зощенко русскому народу был похоронен на полвека. Россия не оценила своего великого отважного сына. Он мечтал о победе над душевными болезнями, о качественном росте сознания советского человека, но власти предпочли держать народ непросвещенным. И тем самым показали свое истинное отношение к нему. 
Я верю, что труд русского писателя еще будет оценен по достоинству и ему воздаст дань благодарности восхищенное человечество. Когда духовное возрождение, происходящее в мире, дополнится открытиями Михаила Зощенко, просветленный разум позволит не только победить болезни, страдания, старость и саму смерть, но и выявить в каждом живущем на Земле его неповторимость, таланты, способность творить чудеса. Разум окажется той точкой опоры, с помощью которой рычаг духа сделает человека великаном, выбросив все, что мешает его счастью.