Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Отрицание утверждения

11. Отрицание утверждения


Юморема "отрицание утверждения" строится по следующей схеме: в первом предложении вы-сказывается какое-либо суждение, которое отри­цается последующим контекстом:

Один ленинградский инженер очень любил свою жену. То есть, вообще говоря, он от­носился к ней довольно равнодушно.

Сердца трех

наиболее лаконичной форме эта юморема встречается в "Великосветской истории" сине-брюховского цикла: "Подпоручик ничего себе, но сволочь".

Последующий контекст может сразу следовать за утверждением или отстоять от него на некото­ром расстоянии. Как правило, истинное положе­ние вещей констатируется именно в последую­щем контексте. Комический эффект, происходя­щий за счет квалификации одной и той же ре­альности двояким образом, может быть элемен­тарно-комическим или сатирическим, если то, о чем говорит герой, читатель воспринимает как ти­пическое явление окружающей жизни:

А между тем, прожила она с Иван Савичем почти что пятнадцать лет душа в душу. Прав­да, дрались, слов нет. До крови иной раз би­лись, но так, чтобы слишком крупных ссор, или убийства не было.

Матрен ища

Прием "отрицание утверждения" позволяет Зощенко сразу достичь нескольких комических эффектов — охарактеризовать рассказчика как человека недалекого, плохо владеющего логикой, заставить его обнаружить перед читателем какую-либо слабость или порок, который он пытается скрыть (саморазоблачение) и под маской неква­лифицированного рассказчика (мол, что с него взять!) представить ироническое или сатиричес­кое изображение действительности:

Я, конечно, человек непьющий. Ежели дру­гой раз и выпью, то мало — так приличия ра­ди или славную компанию поддержать. Больше как две бутылки мне враз нипо­чем не употребить. Здоровье не дозволяет. Один раз, помню, в день своего бывшего ан­гела я четверть выкушал.

Ним о над

последнем примере последовательность от­рицания несколько иная, чем в предыдущих, по­строенная не на жестком введении противополож­ного суждения, а с помощью постепенной града-ции, сводящей на нет первоначальное утверж­дение: непьющий — мало, две бутылки, четверть. (Напомним, что последняя мера — четверть, т.е. четверть ведра, равна трем литрам.) Отрицание, выраженное градацией, как правило, усиливает как комизм суждения, так и сатирическую на­правленность юморемы: 

Кстати о Ростове. Симпатичный город, там был этой осенью. Проездом.

Славный, спокойный город. И климат до­вольно мягкий. Кроме того, — полное отсутствие хулиганства, даже немного удиви­тельно, с чего бы это.

Молоденькая девица одна может свободно пройти ночью по улицам. Никто ее не за­тронет.

Ну, как — одна, я, конечно, не знаю. Не ручаюсь. Но вдвоем или небольшой группой,

Очень свободно может идти.

Ростов

Иногда юморема этого типа может иметь об­ратное построение, то есть градация направлена не от меньшего к большему, как в предыдущих примерах, а от большего к меньшему:

И много их, баб-то сознательных? Да хватает, — сказал Егорка. — Хотя ежели начисто говорить, то не горазд много. Глаза не разбегаются. Маловато вообще. Од-

на вот тут была в уезде... Да и та неизвестно как... может, кончится.

Точка зрения 

Большая или меньшая сатирическая направ­ленность юморемы зависит не от ее формального построения, а от ее конкретного тематического наполнения и от осознания читателем типичности или нетипичности приведенного факта. Напри-

мер, следующий отрезок текста, содержащий от­рицание утверждения "в ушах звенит от тишины

в ушах звенит от криков", построенное по

принципу нарастающей градации, может воспри­ниматься и как типичный, отражающий реальную атмосферу "дачных местечек" и как отдельный, свойственный только "нашему" дачному месту. Здесь уже все зависит от знания читателем описы­ваемой действительности:

надо сказать, наше дачное местечко ужасно какое тихое. Прямо, все дни - ни пьянства, ни особого грохота, ни скандала. То есть, ничего такого похожего. Ну, прямо,

тишина. В другой раз в ушах звенит от пол­ной тишины...

Конечно, эта тишина стоит не полный ме­сяц. Некоторые дни недели само собой ис­ключаются. Ну, скажем, исключаются, яс­ное дело — суббота, воскресенье, ну, поне­дельник. Ну, вторник еще. Ну, конечно,

праздники. Опять же, дни получек. В эти дни, действительно, скажем, нехорошо вый­ти на улицу. В ушах звенит от криков и разных возможностей.

Драка

 для Зощенко и для его читателя не возни-кает, однако, сомнения в сатиричности приве-

денной юморемы и тем не менее невозможно его упрекнуть в "очернении действительности", так как формально он говорит о единичном факте. Такой тип описания, весьма характерный для Зощенко, был его хитрым маневром, ловким спо­собом заранее нейтрализовать возможные упре-

ки пристрастной критики в клевете на советский образ жизни.

 

Сайт продаетсяX
Чтобы купить этот сайт, укажите свой email и наш менеджер с вами свяжется.