Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Я НИЧЕГО НИ ПОНИМАЮ
Первые числа марта. С вокзала я еду на извочике домой.
Я еду мимо Зимнего дворца. Вижу на дворце красный флаг.
Значит - новая жизнь. Новая Россия. И я - новый, не такой, как был. Пусть все позади - мои огорчения, нервы, моя хандра, мое больное сердце. 
С восторгом я вхожу в свой родной дом. И в тот же день обхожу всех моих друзей. Я вижу Надю и ее мужа. Встречаю Тату Т. Захожу к товарищам по университету. 
Я вижу кругом радость и ликование. Все довольны, что произошла революция. Кроме Нади, которая сказала мне: «Это ужасно. Это опасно для России. Я не жду ничего хорошего». 
Два дня я чувствую себя прекрасно. На третий день у меня снова хандра, снова перебои сердца, мрак и меланхолия. Я ничего не понимаю. Я теряюсь в догадках, откуда возникла эта тоска. Ее не должно быть! 
Вероятно, нужно работать. Вероятно, нужно все свои силы отдать людям, стране, новой жизни. 
Я иду в главный штаб, к представителю Временного правительства. Я прошу его снова назначить меня в армию. 
Но я негоден в строй, и меня назначают комендантом главного почтамта и телеграфа. 
То, что мне больше всего неприятно,- исполнилось. Я сижу в кабинете и подписываю какие-то бумаги. Эта работа мне противна в высшей степени. 
Я иду снова в штаб и прошу командировать меня куда-либо в провинцию. 
Мне предлагают Архангельск - адъютантом дружины. Я соглашаюсь. 
Через неделю я должен ехать.
С восторгом я вхожу в свой родной дом. И в тот же день обхожу всех моих друзей. Я вижу Надю и ее мужа. Встречаю Тату Т. Захожу к товарищам по университету. Я вижу кругом радость и ликование. Все довольны, что произошла революция. Кроме Нади, которая сказала мне: «Это ужасно. Это опасно для России. Я не жду ничего хорошего». Два дня я чувствую себя прекрасно. На третий день у меня снова хандра, снова перебои сердца, мрак и меланхолия. Я ничего не понимаю. Я теряюсь в догадках, откуда возникла эта тоска. Ее не должно быть! Вероятно, нужно работать. Вероятно, нужно все свои силы отдать людям, стране, новой жизни. Я иду в главный штаб, к представителю Временного правительства. Я прошу его снова назначить меня в армию. Но я негоден в строй, и меня назначают комендантом главного почтамта и телеграфа. То, что мне больше всего неприятно,- исполнилось. Я сижу в кабинете и подписываю какие-то бумаги. Эта работа мне противна в высшей степени. Я иду снова в штаб и прошу командировать меня куда-либо в провинцию. Мне предлагают Архангельск - адъютантом дружины. Я соглашаюсь. Через неделю я должен ехать.