Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
ХЛЕБ
Я потерял сознание, когда утром вышел И штаба, чтобы пройтись немного по воздуху. 
Часовой и телефонист приводили меня в чуйство. Они почему-то терли мои уши и разводил мои руки, как утопленнику. Тем не менее очнулся. 
Командир полка сказал мне: 
Я потерял сознание, когда утром вышел И штаба, чтобы пройтись немного по воздуху. Часовой и телефонист приводили меня в чуйство. Они почему-то терли мои уши и разводил мои руки, как утопленнику. Тем не менее очнулся. Командир полка сказал мне: 
 - Немедленно поезжайте отдохнуть. Я вам дам две недели отпуска.
Я уехал в Петроград. 
Но в Петрограде я не чувствовал себя лучик 
Я пошел в военный госпиталь за советом. Послушав мое сердце, мне сказали, что для армии я негоден. И оставили меня в госпитале до комиссии. 
И вот вторую неделю я лежу в палате. 
Кроме того, что я плохо <себя> чувствую, я еще голоден. Это - девятнадцатый год! В гоститале дают четыреста граммов хлеба и тарелка супа. Это мало для человека, которому двадцать три года. 
Моя мать изредка приносит мне копченую воблу. Мне совестно брать эту воблу. У нас дома большая семья. 
Напротив меня на койке сидит молодой парень в кальсонах. Ему только что привезли из деревни два каравая хлеба. Он перочинным ножом нарезает куски хлеба, мажет их маслом и посылает в свой рот. Это он делает до бесконечности. 
     
Кто-то из больных просит: 
- Свидеров, дай кусочек. 
Тот говорит: 
- Дайте самому пожрать. Пожру и тогда дам. 
Заправившись, он разбрасывает куски по койкам. Спрашивает меня: 
- А тебе, интеллигент, дать? 
Я говорю: 
- Только не бросай. А положи на мой стол. 
Ему досадно это. Он хотел бы бросить. Это интересней. 
Он молча сидит, поглядывает на меня. Потом встает с койки и, паясничая, кладет кусок хлеба на мой столик. При этом театрально кланяется и гримасничает. В палате смех. 
Мне очень хочется сбросить это подношение на пол. Но я сдерживаю себя. Я отворачиваюсь к стене. 
Ночью, лежа на койке, я съедаю этот хлеб. 
Мысли у меня самые горькие.