Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 42
острооценочного отношения к языку: «Плывущие облака44 заката, рассвета, утра» (с. 29); «Автор не стесняясь позволяет всем говорить, как он. «Облака заката» и у сводни, и у поэта, и у адвоката» (с. 45). Резюме вынесено на форзац книги: «Андреевская отвлеченность.
Груздев И- Указ. соч., с. 111. Зощенко В. Указ. соч., с. 257
Кукольная драма. Как декадент-драматург посредствен как поэт ужасен. «Плывущие облака ваката и рассвета» — отвратительно». Эти записи могут быть соотнесены с черновыми заметками к книге «На переломе», где под заголовком «шаблоны» выписаны столбцы примеров: «Сверкнув на герцога огненными глазами...»; «Ах, какой болван,— расхохоталась она»; «Васильков, я тебе шею сверну  — крикнул с другого конца гостиной герцог и шутливо погрозил кулаком» (Архив М. Зощенко). Здесь «огненными глазами» и «расхохоталась она» восприняты не менее оценочно, чем вся великосветская «реставрирующая» ситуация: литература рассказывает не о том и не теми словами.
У Зощенко — тонкое чутье к «запаху тлена», исходящему от слова, и некоторое время он, видимо, осознает свои литературные задачи в границах перебора слов. Есть «антихудожественные» слова, например «излить душу» («Какая дешевка,— записывает Зощенко.— Какое антихудожественное слово»). Эти слова попадают в один список; в другой, по-видимому, зачисляются слова «художественные», пользоваться которыми можно и нужно (серо-заляпанное окно).
Последний пример показывает, кроме того, что Зощенко еще испытывает то безусловное доверие к «хорошему» эпитету, которое он впоследствии так бесповоротно утратит. Пока его привлекают еще задачи живописания, непосредственно от автора исходящей характеристики предмета.
Эти поиски «новых» слов взамен «старых» хорошо видны в его работе над авторскими ремарками к речи героев. В записной книжке писателя 1920 г. есть запись об исчерпанности ремарок, о необходимости их обновления. Он хвалит вычитанную где-то ремарку «царапнула глазом», находя ее свежей и убедительной.
Иногда речевая ситуация обновляется тем, что автор избегает в ремарках обычных глаголов говорения (одна из излюбленных его ремарок тех лет — «вскричал», «вскричала»), заменяя их обозначением побочного действия (ср.! «царапнула глазом»).
«—Что ж,—хрустят сахаром,—что ж, он это правильно требует» («Любовь»),
«— Здесь,— засов отодвинула американка,— Сюда заходите» («Война»),
острооценочного отношения к языку: «Плывущие облака44 заката, рассвета, утра» (с. 29); «Автор не стесняясь позволяет всем говорить, как он. «Облака заката» и у сводни, и у поэта, и у адвоката» (с. 45). Резюме вынесено на форзац книги: «Андреевская отвлеченность.
Груздев И- Указ. соч., с. 111. Зощенко В. Указ. соч., с. 257Кукольная драма. Как декадент-драматург посредствен как поэт ужасен. «Плывущие облака ваката и рассвета» — отвратительно». Эти записи могут быть соотнесены с черновыми заметками к книге «На переломе», где под заголовком «шаблоны» выписаны столбцы примеров: «Сверкнув на герцога огненными глазами...»; «Ах, какой болван,— расхохоталась она»; «Васильков, я тебе шею сверну  — крикнул с другого конца гостиной герцог и шутливо погрозил кулаком» (Архив М. Зощенко). Здесь «огненными глазами» и «расхохоталась она» восприняты не менее оценочно, чем вся великосветская «реставрирующая» ситуация: литература рассказывает не о том и не теми словами.У Зощенко — тонкое чутье к «запаху тлена», исходящему от слова, и некоторое время он, видимо, осознает свои литературные задачи в границах перебора слов. Есть «антихудожественные» слова, например «излить душу» («Какая дешевка,— записывает Зощенко.— Какое антихудожественное слово»). Эти слова попадают в один список; в другой, по-видимому, зачисляются слова «художественные», пользоваться которыми можно и нужно (серо-заляпанное окно).Последний пример показывает, кроме того, что Зощенко еще испытывает то безусловное доверие к «хорошему» эпитету, которое он впоследствии так бесповоротно утратит. Пока его привлекают еще задачи живописания, непосредственно от автора исходящей характеристики предмета.Эти поиски «новых» слов взамен «старых» хорошо видны в его работе над авторскими ремарками к речи героев. В записной книжке писателя 1920 г. есть запись об исчерпанности ремарок, о необходимости их обновления. Он хвалит вычитанную где-то ремарку «царапнула глазом», находя ее свежей и убедительной.Иногда речевая ситуация обновляется тем, что автор избегает в ремарках обычных глаголов говорения (одна из излюбленных его ремарок тех лет — «вскричал», «вскричала»), заменяя их обозначением побочного действия (ср.1 «царапнула глазом»).«—Что ж,—хрустят сахаром,—что ж, он это правильно требует» («Любовь»),«— Здесь,— засов отодвинула американка,— Сюда заходите» («Война»),