Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 37
течение 1920—1921 гг. Известная до сего времени лишь достаточно узкой литературной среде по многократным авторским чтениям23, теперь эта работа становилась заметным фактором литературного процесса начала 1920-х годов. Скорая и бурная слава засвидетель-
" Автобиография 1932 (?) г. ЦГАЛИ, ф. 601, оп. 2, ед. хр. 3.81° Полонская Е. Указ. соч., с. 384—385.
Укажем публикацию лишь этого рассказа, по-видимому нигде не зафиксированную: Культура и жизнь. Еженедельник по вопросам просвещения, науки, искусства и литературы. М., 1922, № 1, с. 21—22. Он представляет собой позднейшую редакцию рассказа «Двугривенный», написанного в 4914 г. (опубликовано В. Зощеяко.— Зощенко В. Указ. соч., с. 247), и демонстрирует перемену стилистического регистра при сохранении фабулы, да-» вая едва ли не единственный в своем роде наглядный материал для сравнения «рукописного» и «печатного» периодов.
Обоснование даты выхода сборника см.: Тынянов Ю. Н. Поэтика.* История литературы. Кино. М., 1977, с. 447.
К известным печатным свидетельствам добавим запись в дневнике Зощенко ва июль 1921 г.: «„Передайте князю" (первоначальный вариант заглавия «Великосветской истории» — одного из «Рассказов Синебрюхова».— М. Ч.) читал у Замятина. Понравилось всем» (Архив М. Зощенко).
ствована современниками. «Этот человек был первым а8 всей молодой литературы, который, по виду без малейше* го усилия, как в сказке, получил признание и в литератур, ной среде и в совершенно необозримой читательской массе,— писал К. Федин в 1943 г.— Он действительно проснулся в одно прекрасное утро знаменитым, с первых своих шагов почувствовав все неудобства популярности»24.
Направление «перестройки» было связано со сказом — одной из актуальных литературных форм начала 20-х годов.
2
Если принять определения сказа, данные Б. Эйхенбаумом ц В. Виноградовым 25 (достаточные для рассмотрения раннего этапа творчества Зощенко), то можно говорить вслед за критикой тех лет о двух главнейших разновидностях сказа и о быстром переходе Зощенко от одной из них к другой.
«Разбогател Гришка Ловцов. Пять лет в Питере не был — мотался бог весть где, на шестой приехал — с вокзала за ним две тележки добра везли» («Любовь») 2в. Это хорошо знакомая русской прозе повествовательная форма ют самый «рассказ рассказчика», который заставляет зспомнить притчи Л. Толстого или его «Кавказского пленника». «Служил на Кавказе офицером один барин. Звали его Жилин». Это те же самые интонации «живой, устной речи» (Б. Эйхенбаум), тот же самый безличный рассказчик, которого мы слышим, но не видим,
течение 1920—1921 гг. Известная до сего времени лишь достаточно узкой литературной среде по многократным авторским чтениям23, теперь эта работа становилась заметным фактором литературного процесса начала 1920-х годов. Скорая и бурная слава засвидетель-
" Автобиография 1932 (?) г. ЦГАЛИ, ф. 601, оп. 2, ед. хр. 3.81° Полонская Е. Указ. соч., с. 384—385.Укажем публикацию лишь этого рассказа, по-видимому нигде не зафиксированную: Культура и жизнь. Еженедельник по вопросам просвещения, науки, искусства и литературы. М., 1922, № 1, с. 21—22. Он представляет собой позднейшую редакцию рассказа «Двугривенный», написанного в 4914 г. (опубликовано В. Зощеяко.— Зощенко В. Указ. соч., с. 247), и демонстрирует перемену стилистического регистра при сохранении фабулы, да-» вая едва ли не единственный в своем роде наглядный материал для сравнения «рукописного» и «печатного» периодов.Обоснование даты выхода сборника см.: Тынянов Ю. Н. Поэтика.* История литературы. Кино. М., 1977, с. 447.К известным печатным свидетельствам добавим запись в дневнике Зощенко ва июль 1921 г.: «„Передайте князю" (первоначальный вариант заглавия «Великосветской истории» — одного из «Рассказов Синебрюхова».— М. Ч.) читал у Замятина. Понравилось всем» (Архив М. Зощенко).ствована современниками. «Этот человек был первым а8 всей молодой литературы, который, по виду без малейше* го усилия, как в сказке, получил признание и в литератур, ной среде и в совершенно необозримой читательской массе,— писал К. Федин в 1943 г.— Он действительно проснулся в одно прекрасное утро знаменитым, с первых своих шагов почувствовав все неудобства популярности»24.Направление «перестройки» было связано со сказом — одной из актуальных литературных форм начала 20-х годов.

2Если принять определения сказа, данные Б. Эйхенбаумом ц В. Виноградовым 25 (достаточные для рассмотрения раннего этапа творчества Зощенко), то можно говорить вслед за критикой тех лет о двух главнейших разновидностях сказа и о быстром переходе Зощенко от одной из них к другой.«Разбогател Гришка Ловцов. Пять лет в Питере не был — мотался бог весть где, на шестой приехал — с вокзала за ним две тележки добра везли» («Любовь») 2в. Это хорошо знакомая русской прозе повествовательная форма ют самый «рассказ рассказчика», который заставляет зспомнить притчи Л. Толстого или его «Кавказского пленника». «Служил на Кавказе офицером один барин. Звали его Жилин». Это те же самые интонации «живой, устной речи» (Б. Эйхенбаум), тот же самый безличный рассказчик, которого мы слышим, но не видим,