Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 138
творчество» (Собр. соч., т- 2, с. 539). Отметим, что и работы Чуковского служили ЗоЩенко материалом для этого замысла: в его библиотеке сохранилась книга критика «Некрасов» (М., 1926) с надписью карандашом на обложке: «Для новой книги. Психология Некрасова» — имелся в виду, конечно, подробный анализ некрасовской «хандры», предпринятый Чуковским в главе «Кнутом иссеченная муза».
жанра. Мы как будто вполне удовлетворились господством романа и притом мало разнообразим виды этого жанра. Однако поиски нужны потому, что роман решает многое но не все»8. Деятельность Зощенко оценивается в это время как едва ли не единственная в своем роде. «Зощенко остается крупнейшим мастером короткого рассказа на современную тему. Теперь оп расширяет эту тему, выходит из быта в соседние с искусством научные области, ищет новые формы». Его повесть «Возвращенная молодость» «вызвала целое „движение", но все еще не оценена со стороны ее роли в развитии жанра»7.
Жанровое значение повести Зощенко, в большой степени утерянное для теперешнего читателя, как видим, отчетливо осознавалось современниками. Повесть была принята как вещь безусловно новая и с большим будущим. Мы не можем еще, однако, достаточно убедительно оценить ту роль, которую сыграли попытки Зощенко этих лет в последующем литературном развитии. Оно было в определенной степени нарушено. На смену одним, упорно разрабатывавшимся пластам литературы, выдвинулись другие, и то, что казалось рассчитанным на длительное излучение, приобрело видимость случайности, литературного эпизода.
«Возвращенная молодость» была, по крайней мере, замечена, обсуждена на всевозможных диспутах и хотя бы наспех оценена. Новое литературное качество, принесенное его последней повестью, в годы войны не успело быть понято. Три предвоенных года ушли, по-видимому, на разработку чисто научного материала: чтение, выписки. Ес¬ли довериться предисловию к повести, к началу войны в рабочем столе писателя лежали «двадцать тяжелых тетрадей», относящихся к этой теме. 22 сентября 1941 г. Зощенко был эвакуирован из Ленинграда, а 14 октября он выехал из Москвы в Алма-Ату, где и начал серьезную работу над повестью. Однако наиболее интенсивная работа над нею приходится па 1943 г., когда Зощенко был вызван из Алма-Аты в Москву и назначен соредактором «Крокодила». Этапы напряженнейшей работы зафиксированы в сохранившихся письмах к жене. 22 апреля: «Вчера 21-го только приехал в Москву»; 20 июня: «Сейчас заканчиваю «Ключи счастья» (теперь называется «Перед восходом солнца»
6 Литературная газета, 1934, 10 августа.
7 Там же.
 
Первая часть уже идет в 6 № «Октября». Торопят, чтоб дал финал <...> Мешает работать «Крокодил», выступления, газеты. А сдать надо все в июле». Приведем здесь же строки самой повести: «Итак, книга 
творчество» (Собр. соч., т- 2, с. 539). Отметим, что и работы Чуковского служили ЗоЩенко материалом для этого замысла: в его библиотеке сохранилась книга критика «Некрасов» (М., 1926) с надписью карандашом на обложке: «Для новой книги. Психология Некрасова» — имелся в виду, конечно, подробный анализ некрасовской «хандры», предпринятый Чуковским в главе «Кнутом иссеченная муза».жанра. Мы как будто вполне удовлетворились господством романа и притом мало разнообразим виды этого жанра. Однако поиски нужны потому, что роман решает многое но не все»8. Деятельность Зощенко оценивается в это время как едва ли не единственная в своем роде. «Зощенко остается крупнейшим мастером короткого рассказа на современную тему. Теперь оп расширяет эту тему, выходит из быта в соседние с искусством научные области, ищет новые формы». Его повесть «Возвращенная молодость» «вызвала целое „движение", но все еще не оценена со стороны ее роли в развитии жанра»7.Жанровое значение повести Зощенко, в большой степени утерянное для теперешнего читателя, как видим, отчетливо осознавалось современниками. Повесть была принята как вещь безусловно новая и с большим будущим. Мы не можем еще, однако, достаточно убедительно оценить ту роль, которую сыграли попытки Зощенко этих лет в последующем литературном развитии. Оно было в определенной степени нарушено. На смену одним, упорно разрабатывавшимся пластам литературы, выдвинулись другие, и то, что казалось рассчитанным на длительное излучение, приобрело видимость случайности, литературного эпизода.«Возвращенная молодость» была, по крайней мере, замечена, обсуждена на всевозможных диспутах и хотя бы наспех оценена. Новое литературное качество, принесенное его последней повестью, в годы войны не успело быть понято. Три предвоенных года ушли, по-видимому, на разработку чисто научного материала: чтение, выписки. Ес¬ли довериться предисловию к повести, к началу войны в рабочем столе писателя лежали «двадцать тяжелых тетрадей», относящихся к этой теме. 22 сентября 1941 г. Зощенко был эвакуирован из Ленинграда, а 14 октября он выехал из Москвы в Алма-Ату, где и начал серьезную работу над повестью. Однако наиболее интенсивная работа над нею приходится па 1943 г., когда Зощенко был вызван из Алма-Аты в Москву и назначен соредактором «Крокодила». Этапы напряженнейшей работы зафиксированы в сохранившихся письмах к жене. 22 апреля: «Вчера 21-го только приехал в Москву»; 20 июня: «Сейчас заканчиваю «Ключи счастья» (теперь называется «Перед восходом солнца»6 Литературная газета, 1934, 10 августа.7 Там же. Первая часть уже идет в 6 № «Октября». Торопят, чтоб дал финал <...> Мешает работать «Крокодил», выступления, газеты. А сдать надо все в июле». Приведем здесь же строки самой повести: «Итак, книга