Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 132
научного знания решающая практические вопросы социального речевого, так сказать, «поведения» 32. Й в повести Зощенко «Возмездие», да и не только в ней, на глазах у читателя решаются, эти вопросы речевого поведения, предлагаются некие правила построения образцового устного монолога, в правильной» по мнению автора, пропорции использующего разнообразные языковые нововведения, отступления от традиционной
31 Поливанов Е. За марксистское языкознание. Сб. популярны лингвистических статей. М., 1931, с. 171—172.
32 Винокур 1\ Указ. соч., с. 5.
литературной нормы и утверждающего таким образом новые нормы литературности.
Его художественно-речевая работа прошла с этой точки зрения три стадии. Герои и рассказчики зощенковской прозы начала 20-х годов любили говорить, ораторствовать я с удовольствием произносили «надменные слова с иностранным, туманным значением»: «Хотя я, прямо скажу, последнее время отношусь довольно перманентно к этим собраниям. Так, знаете ли, индустрия из пустого в порожнее» («Обезьяний язык»). Когда Б. Ларин в упоминавшейся ранее статье противопоставляет городскому арго как системе «неумелое употребление литературного языка, неполное пм владение в промежуточных группах городского населения» 33, он приводит в пример «некоторых героев Зощенко»: статья (представляющая собой обработку доклада 1926 г.) опирается на материал первой половины 20-х годов. Рассказы Зощенко закрепляли в это время те черты речевого обихода, которые были названы затем «обезьяньим языком». Именно этот язык противопоставляет Поливанов «славянскому языку революции», специально поясняя, что под последним он отнюдь не имеет в виду «заведомо неправильные слова и обороты». Он приводит в пример питерского рабочего, «который на уличном митинге почти каждую свою фразу начинал словами: «Если посмотреть с точки зрения...» — но не сообщал, с какой же именно точки зрения надо смотреть». Этот «безусловно неправильный случай языковой практики» противополагается Поливановым «уродливой дисциплинированности речи»; «хищные акулы империализма» и «гидра контрреволюции»,, «изжить» и «установить контакт» — это вовсе не неправильные выражения (ни с точ*ки зрения общей их логичности, ни с точки зрения принятых в настоящее время языковых норм), писал он, наоборот, «в правильности их и заключается причина того, что они могли оказаться употребительными и превратиться в конце концов в заезженные Штампы» 34; притом это..— «выражения мертвые, утратившие уже способность функционировать в нормальпой Разговорной речи», т. е. потерявшие реальные коммуни-Кативные функции.
научного знания решающая практические вопросы социального речевого, так сказать, «поведения» 32. Й в повести Зощенко «Возмездие», да и не только в ней, на глазах у читателя решаются, эти вопросы речевого поведения, предлагаются некие правила построения образцового устного монолога, в правильной» по мнению автора, пропорции использующего разнообразные языковые нововведения, отступления от традиционной
31 Поливанов Е. За марксистское языкознание. Сб. популярны лингвистических статей. М., 1931, с. 171—172.32 Винокур 1\ Указ. соч., с. 5.литературной нормы и утверждающего таким образом новые нормы литературности.Его художественно-речевая работа прошла с этой точки зрения три стадии. Герои и рассказчики зощенковской прозы начала 20-х годов любили говорить, ораторствовать я с удовольствием произносили «надменные слова с иностранным, туманным значением»: «Хотя я, прямо скажу, последнее время отношусь довольно перманентно к этим собраниям. Так, знаете ли, индустрия из пустого в порожнее» («Обезьяний язык»). Когда Б. Ларин в упоминавшейся ранее статье противопоставляет городскому арго как системе «неумелое употребление литературного языка, неполное пм владение в промежуточных группах городского населения» 33, он приводит в пример «некоторых героев Зощенко»: статья (представляющая собой обработку доклада 1926 г.) опирается на материал первой половины 20-х годов. Рассказы Зощенко закрепляли в это время те черты речевого обихода, которые были названы затем «обезьяньим языком». Именно этот язык противопоставляет Поливанов «славянскому языку революции», специально поясняя, что под последним он отнюдь не имеет в виду «заведомо неправильные слова и обороты». Он приводит в пример питерского рабочего, «который на уличном митинге почти каждую свою фразу начинал словами: «Если посмотреть с точки зрения...» — но не сообщал, с какой же именно точки зрения надо смотреть». Этот «безусловно неправильный случай языковой практики» противополагается Поливановым «уродливой дисциплинированности речи»; «хищные акулы империализма» и «гидра контрреволюции»,, «изжить» и «установить контакт» — это вовсе не неправильные выражения (ни с точ*ки зрения общей их логичности, ни с точки зрения принятых в настоящее время языковых норм), писал он, наоборот, «в правильности их и заключается причина того, что они могли оказаться употребительными и превратиться в конце концов в заезженные Штампы» 34; притом это..— «выражения мертвые, утратившие уже способность функционировать в нормальпой Разговорной речи», т. е. потерявшие реальные коммуни-Кативные функции.