Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 111
Во всех этих статьях так или иначе выражена убежденность в том, что «литература должна быть народной»  Связь литературной работы писателя во второй половине 30-х годов с этим тезисом — несомненна.
Принципы «новой прозы» оказались особенно очевидными в произведении, написанном в 1936 г. и не получившем от автора никаких жанровых определений. Это была история японской подводной экспедиции, разыскивавшей в 1927 г. золото на «Черном принце», затонувшем во время Крымской войны. Напечатанная всего через год после «Голубой книги», увенчавшей предшествующее пятнадцатилетие зощенковской прозы, повесть обозначила какой-то иной этап, продемонстрировала принципиально новый подход писателя к материалу, к композиции, к слову.
В разные годы Зощенко не раз декларирует направленность своей работы в сторону «массового советского читателя». В комментариях к «Возвращенной молодости» он объясняет: «И вся трудность моей работы свелась главным образом к тому, чтоб научиться так писать, чтобы мои сочинения были всем понятны». В одной из статей (1936) Зощенко с раздражением писал: «Еще не так давно в так называемой «маловысокохудожественной» литературе считалось просто даже неприличным цаписать о чем-нибудь простым, обыкновенным языком. И писатели, в особенности начинающие, из уважения к искусству прибегали к Художественному методу». Получалось крайне туманпо и непонятно, что к чему. «Море булькотело...». «Где-то что-то Жмыхпуло, жахнуло, заколюжило...». Явлепиям природы придавались человеческие свойства. „Деревушка, как-то подбоченившись, стояла, притаившись в овраге"». Здесь
48 Литературные записки, 1922, № 3, с. 28-29. 1о? и названа одна из его статей — Литературный Ленинград, 20 апреля.
можно увидеть часть новой системы нормативных требований, предъявляемых писателем к литературе и ее языку. Причем значение его работы тех лет выходит, в сущ, ности, ва пределы языка художественной литературы, проникая в область литературного языка в целом.
«Черный принц» был написан, по-видимому, тем самым «простым, обыкновенным языком», которого так не хватает, по мнению Зощенко, современной прозе. Он написан так, чтобы было «всем понятно» — и реализует языковую программу Зощенко 1936—1937 гг.
Самое заметное, прежде всего бросающееся в глаза отличие от недавних повестей заключалось в преобладании коротких, простых по синтаксическому строю фраз, в яв« ном стремлении автора к лаконичности.
«Между тем проходило лето. Траление подводным снарядом шло усиленно. Однако «Черного принца» нигде найти не могли. На дне моря находили массу деревянных кораблей. Находили тиковые мачты, реи, стеньги, якоря».
Во всех этих статьях так или иначе выражена убежденность в том, что «литература должна быть народной»  Связь литературной работы писателя во второй половине 30-х годов с этим тезисом — несомненна.Принципы «новой прозы» оказались особенно очевидными в произведении, написанном в 1936 г. и не получившем от автора никаких жанровых определений. Это была история японской подводной экспедиции, разыскивавшей в 1927 г. золото на «Черном принце», затонувшем во время Крымской войны. Напечатанная всего через год после «Голубой книги», увенчавшей предшествующее пятнадцатилетие зощенковской прозы, повесть обозначила какой-то иной этап, продемонстрировала принципиально новый подход писателя к материалу, к композиции, к слову.В разные годы Зощенко не раз декларирует направленность своей работы в сторону «массового советского читателя». В комментариях к «Возвращенной молодости» он объясняет: «И вся трудность моей работы свелась главным образом к тому, чтоб научиться так писать, чтобы мои сочинения были всем понятны». В одной из статей (1936) Зощенко с раздражением писал: «Еще не так давно в так называемой «маловысокохудожественной» литературе считалось просто даже неприличным цаписать о чем-нибудь простым, обыкновенным языком. И писатели, в особенности начинающие, из уважения к искусству прибегали к Художественному методу». Получалось крайне туманпо и непонятно, что к чему. «Море булькотело...». «Где-то что-то Жмыхпуло, жахнуло, заколюжило...». Явлепиям природы придавались человеческие свойства. „Деревушка, как-то подбоченившись, стояла, притаившись в овраге"». Здесь
48 Литературные записки, 1922, № 3, с. 28-29. 1о? и названа одна из его статей — Литературный Ленинград, 20 апреля.можно увидеть часть новой системы нормативных требований, предъявляемых писателем к литературе и ее языку. Причем значение его работы тех лет выходит, в сущ, ности, ва пределы языка художественной литературы, проникая в область литературного языка в целом.«Черный принц» был написан, по-видимому, тем самым «простым, обыкновенным языком», которого так не хватает, по мнению Зощенко, современной прозе. Он написан так, чтобы было «всем понятно» — и реализует языковую программу Зощенко 1936—1937 гг.Самое заметное, прежде всего бросающееся в глаза отличие от недавних повестей заключалось в преобладании коротких, простых по синтаксическому строю фраз, в яв« ном стремлении автора к лаконичности.«Между тем проходило лето. Траление подводным снарядом шло усиленно. Однако «Черного принца» нигде найти не могли. На дне моря находили массу деревянных кораблей. Находили тиковые мачты, реи, стеньги, якоря».
Сайт продаетсяX
Чтобы купить этот сайт, укажите свой email и наш менеджер с вами свяжется.