Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
15. ХУДОЖНИК ХВОРАЕТ ТРИ ДНЯ
Но и это еще не все. И на этом еще не закончены наши рассуждения.
Автор желает  рассказать еще  две  историйки,  которые осветят  дело  с
неожиданной стороны.
Автор  хочет рассказать прежде  про одного художника, который  икал три
дня.
Это было несколько лет назад, и автор в свое время чего-то такое  писал
про этот случай.
Но грандиозность  этой картины и  неожиданные  выводы заставляют автора
еще раз коснуться этого исключительного обстоятельства.
Художник  начал  икать  ночью.  В точности неизвестно,  с  чего  именно
началась у  него икота. Он утверждал, будто он босиком дошел  до  этажерки и
взял  почитать   на  сон   грядущий  книгу  стихов  Сельвинского.  В  общем,
неизвестно.
Одним словом,  он проснулся ночью  от икоты. Он полежал некоторое время
на  спине,  не  обращая  внимания на  это  сметное, в  сущности,  и вздорное
человеческое свойство.
Однако икота не проходила.
Художник  выпил  водички,  походил  по комнате, покурил  и, не  слишком
беспокоясь, завернулся в одеяло, надеясь заснуть.
Однако сон не приходил, и икота не исчезала. Поикав полчаса, художник в
некотором страхе  разбудил свою супругу и, бессвязно лепеча, начал объяснять
ей, что с ним происходит.
Супруга,  не  найдя в этом факте  ничего особенного и тем более такого,
благодаря чему можно тревожить и  стаскивать  людей с кровати, побранившись,
снова  заснула,  назвав  мужа,  перед  тем  как заснуть,  тяжелым  эгоистом,
психопатом и нравственным уродом.
В общем,  утро застало нашего художника  сидящим на кровати. Он  сидел,
совершенно ошеломленный и потрясенный своей болезнью.
Он  икал  правильно,  как  какая-то  неведомая  машина,  через   каждые
полминуты.
Он  с  грустью  и  со  страхом  поглядывал   на   собравшихся  к   нему
родственников,  которые  были  не  менее  его  напуганы  и шокированы  такой
странной болезнью.  Он икал три дня,  с короткими  промежутками  на  сон. На
второй   день   болезни   родственники   пригласили   врача,   который   дал
успокоительных капель и велел чем-нибудь поразвлечь  больного,  отвлечь  его
внимание от случайной болезни.
Родственники, во  главе с плачущей  женой, повели захворавшего в кино и
потом в ресторан. Однако больной икал по-прежнему, вздрагивая всем телом,  и
совершенно  безучастно относился  и к зрелищу, и к  еде,  которая в изобилии
была  подана на  стол. Он  прекратил  было  икать, увидев поданный счет, но,
проверив его и расплатившись, снова принялся за свое.
На  третий  день к вечеру икота прошла  сама по себе. Вернее, вспылив и
побранившись  с  женой, больной  отвлекся от  своей  болезни  и,  неожиданно
перестав икать, заснул, как камень, в своем кресле (X).
Но и это еще не все. И на этом еще не закончены наши рассуждения.Автор желает  рассказать еще  две  историйки,  которые осветят  дело  снеожиданной стороны.Автор  хочет рассказать прежде  про одного художника, который  икал тридня.
Это было несколько лет назад, и автор в свое время чего-то такое  писалпро этот случай.Но грандиозность  этой картины и  неожиданные  выводы заставляют автораеще раз коснуться этого исключительного обстоятельства.Художник  начал  икать  ночью.  В точности неизвестно,  с  чего  именноначалась у  него икота. Он утверждал, будто он босиком дошел  до  этажерки ивзял  почитать   на  сон   грядущий  книгу  стихов  Сельвинского.  В  общем,неизвестно.
Одним словом,  он проснулся ночью  от икоты. Он полежал некоторое времяна  спине,  не  обращая  внимания на  это  сметное, в  сущности,  и вздорноечеловеческое свойство.Однако икота не проходила.Художник  выпил  водички,  походил  по комнате, покурил  и, не  слишкомбеспокоясь, завернулся в одеяло, надеясь заснуть.Однако сон не приходил, и икота не исчезала. Поикав полчаса, художник внекотором страхе  разбудил свою супругу и, бессвязно лепеча, начал объяснятьей, что с ним происходит.Супруга,  не найдя в этом факте  ничего особенного и тем более такого,благодаря чему можно тревожить и  стаскивать  людей с кровати, побранившись,снова  заснула,  назвав  мужа,  перед тем как заснуть,  тяжелым  эгоистом,психопатом и нравственным уродом.
В общем,  утро застало нашего художника  сидящим на кровати. Он  сидел,совершенно ошеломленный и потрясенный своей болезнью.Он  икал  правильно,  как  какая-то  неведомая машина,  через   каждыеполминуты.
Он  с  грустью  и  со  страхом  поглядывал   на   собравшихся  к   немуродственников,  которые  были  не  менее  его  напуганы  и шокированы  такойстранной болезнью.  Он икал три дня,  с короткими  промежутками  на  сон. Навторой   день   болезни   родственники   пригласили   врача,   который   далуспокоительных капель и велел чем-нибудь поразвлечь больного,  отвлечь  еговнимание от случайной болезни.
Родственники, во  главе с плачущей  женой, повели захворавшего в кино ипотом в ресторан. Однако больной икал по-прежнему, вздрагивая всем телом,  исовершенно  безучастно относился  и к зрелищу, и к  еде,  которая в изобилиибыла  подана на  стол. Он  прекратил  было  икать, увидев поданный счет, но,проверив его и расплатившись, снова принялся за свое.На  третий  день к вечеру икота прошла  сама по себе. Вернее, вспылив ипобранившись  с  женой, больной  отвлекся от  своей  болезни  и,  неожиданноперестав икать, заснул, как камень, в своем кресле (X).