Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
ВЫСТУПЛЕНИЕ
Я согласился на выступления в нескольких городах. Это был несчастный день в моей жизни. 
 Первое выступление было в Харькове, потом в Ростове.
Я был озадачен. Меня встречали бурей аплодисментов, а провожали, едва хлопая. Значит, чем-то я не угождаю публике, чем-то ее обманываю. Чем? 
чем-то ее обманываю. Чем? 
Это правда, я читаю не по-актерски, однотон-но, иной раз вяло. Но неужели на мой вечер приходят только как на вечер «юмориста»? В самом деле. Может, думают: если актеры так сменшо читают, то что же отколет сейчас сам автор. Каждый вечер превращается для меня в пытку. С трудом я выхожу на эстраду. Сознание, что я сейчас снова обману публику, еще более портит мое настроение. Я раскрываю книгу и бормочу какой-то рассказ. 
чем-то ее обманываю. Чем? Это правда, я читаю не по-актерски, однотон-но, иной раз вяло. Но неужели на мой вечер приходят только как на вечер «юмориста»? В самом деле. Может, думают: если актеры так сменшо читают, то что же отколет сейчас сам автор. Каждый вечер превращается для меня в пытку. С трудом я выхожу на эстраду. Сознание, что я сейчас снова обману публику, еще более портит мое настроение. Я раскрываю книгу и бормочу какой-то рассказ. 
Кто-то сверху кричит: 
- «Баню» давай... «Аристократку»... Чего ерунду читаешь? 
«Боже мой! - думаю я.- Зачем я согласился на эти вечера?» 
Я с тоской поглядываю на часы. 
На сцену летят записки. Это передышка д меня. Я закрываю книгу. 
Разворачиваю первую записку. Оглашаю 
- «Если вы автор этих рассказов, то зачем вы их читаете?» 
Я раздражен. Кричу в ответ: 
- А если вы читатель этих рассказов, то какого лешего вы их слушаете! 
В публике смех, аплодисменты. 
Я раскрываю вторую записку: 
- «Чем читать то, что мы не знаем, расскажите покомичней, как вы к нам доехали». 
Бешеным голосом я кричу: 
- Сел в поезд. Родные плакали, умоляли не ехать. Говорили: замучают идиотскими вопросами. Взрыв аплодисментов. Хохот. 
Ах, если б мне сейчас пройтись на руках по сцене или прокатиться на одном колесо - вечер был бы в порядке. 
Устроитель моих вечеров шепчет мне из-за кулис: - Расскажите что-нибудь о себе. Это нравится публике. 
Покорно я начинаю рассказывать свою биографию. 
На сцену снова летят записки: 
«Вы женаты?.. Сколько у вас детей?.. Знакомы ли вы с Есениным?..» 
Без четверти одиннадцать. Можно кончать. 
Печально вздохнув, я ухожу со сцены под жидкие аплодисменты. 
Я утешаюсь тем, что это не мои читатели. Я утешаюсь тем, что это зрители, которые с одинаковым рвением явились бы на вечер любого комика и жонглера. 
Не выполнив договор до конца, я уезжаю в Ленинград.