Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Светлый гений
Речь о раскрепощении женщин товарищ Фиолетов закончил с необыкновенным подъёмом.
Он стукнул кулаком по столу, топнул ногой, откинул назад свои волосы и громко закричал:
— Гражданки! Вы которые эти белые рабыни плиты и тому подобное. И которые деспот муж элемент несознательно относится. И кухня которая эта и тому подобное. Шитьё одним словом. Довольно этих про этих цепей. Полное раскрепощение, к свету нога об руку с наукой и техникой.
— Уру! — закричали женщины.— Уру-ру...
Несколько женщин бросились на оратора, сковырнули его с ног и принялись качать, неловко подбрасывая фиолетовское тело под самую электрическую люстру.
«Не ушибся бы»,— думал Фиолетов, испуганно брыкаясь и дёргая ногами в белых суровых носках.
Через пять минут, когда Фиолетов начал кусаться, восторженные гражданки поставили его на пол и наперерыв жали ему руки, восхищаясь симпатичной его речью.
Какая-то немолодая гражданка в байковом платке подошла к Фиолетову и, потрясая его руку, робко сказала:
— Вы этот, как его, светлый гений человечества в окне женщины.
Фиолетов накинул на плечи пальто и вышел на улицу, слегка покачиваясь.
Фиолетовское нутро пело и ликовало.
«Да-с,— думал Фиолетов.— Тово-с. Здорово... Светлый гений... А?»
Фиолетов быстро дошёл до дому и нетерпеливо принялся стучать в дверь кулаком.
Ему открыла жена.
— Открыли? — ехидно спросил Фиолетов.— Два часа стоишь как собака на лестнице... Наконец открыли.
— Иван Палыч, я враз открыла,— сказала жена.
— Враз, враз! А вам охота, чтоб не враз? Вам охота, чтоб муж восемь часов простаивал на лестнице? Вам охота восьмичасовой рабочий день тратить?! Жрать!
Жена метнулась в кухню и через минуту поставила перед Фиолетовым тарелку с супом.
— Ну конечно,— сказал Фиолетов,— работаешь как собака, как сукина дочь, а тут суп несолёный.
— Посолите, Иван Палыч,— простодушно сказала жена.
— Ага, теперь посолите! — заорал Фиолетов.— По-вашему, мне только и делов, что супы солить? Работаешь как собака, а тут суп солить?!
Жена печально зевнула, перекрестила рот и пересела на другой стул.
— Пересаживаетесь! — завизжал Фиолетов.— Демонстрации мне устраиваете? Довольно мещанской идеологии! Я вам покажу кузькину мать...
Фиолетов уныло покушал, скинул с себя пиджак и сказал:
— Зашить надо. Разорвали, черти, качавши... Нечего без дела-то сидеть.
Жена взяла пиджак и принялась за шитьё.
— Да электричество зря не жгите! — крикнул Фиолетов, заваливаясь на постель.— Мне же платить придётся... Можете и в темноте зашить. Не узоры писать.
Жена потушила лампочку и неровными стежками стала пришивать пиджак к своей юбке.
Светлый гений, тихо посвистывая носом, спал.
1925
Несколько женщин бросились на оратора, сковырнули его с ног и принялись качать, неловко подбрасывая фиолетовское тело под самую электрическую люстру.
«Не ушибся бы»,— думал Фиолетов, испуганно брыкаясь и дёргая ногами в белых суровых носках.
Через пять минут, когда Фиолетов начал кусаться, восторженные гражданки поставили его на пол и наперерыв жали ему руки, восхищаясь симпатичной его речью.
Какая-то немолодая гражданка в байковом платке подошла к Фиолетову и, потрясая его руку, робко сказала:
— Вы этот, как его, светлый гений человечества в окне женщины.
Фиолетов накинул на плечи пальто и вышел на улицу, слегка покачиваясь.
Фиолетовское нутро пело и ликовало.
«Да-с,— думал Фиолетов.— Тово-с. Здорово... Светлый гений... А?»
Фиолетов быстро дошёл до дому и нетерпеливо принялся стучать в дверь кулаком.
Ему открыла жена.
— Открыли? — ехидно спросил Фиолетов.— Два часа стоишь как собака на лестнице... Наконец открыли.
— Иван Палыч, я враз открыла,— сказала жена.
— Враз, враз! А вам охота, чтоб не враз? Вам охота, чтоб муж восемь часов простаивал на лестнице? Вам охота восьмичасовой рабочий день тратить?! Жрать!
Жена метнулась в кухню и через минуту поставила перед Фиолетовым тарелку с супом.
— Ну конечно,— сказал Фиолетов,— работаешь как собака, как сукина дочь, а тут суп несолёный.
— Посолите, Иван Палыч,— простодушно сказала жена.
— Ага, теперь посолите! — заорал Фиолетов.— По-вашему, мне только и делов, что супы солить? Работаешь как собака, а тут суп солить?!
Жена печально зевнула, перекрестила рот и пересела на другой стул.
— Пересаживаетесь! — завизжал Фиолетов.— Демонстрации мне устраиваете? Довольно мещанской идеологии! Я вам покажу кузькину мать...
Фиолетов уныло покушал, скинул с себя пиджак и сказал:
— Зашить надо. Разорвали, черти, качавши... Нечего без дела-то сидеть.
Жена взяла пиджак и принялась за шитьё.
— Да электричество зря не жгите! — крикнул Фиолетов, заваливаясь на постель.— Мне же платить придётся... Можете и в темноте зашить. Не узоры писать.
Жена потушила лампочку и неровными стежками стала пришивать пиджак к своей юбке.
Светлый гений, тихо посвистывая носом, спал.
1925