Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
НУ, ТЕПЕРЬ СПИТЕ
В комнате темно. Только горит лампадка. У наших кроватей сидит нянька и рассказывает сказку. 
Покачиваясь на стуле, нянька монотонно говорит: 
— Сунула руку добрая фея под подушку, а там змея. Сунула руку под перинку, а там две змеи и гадюка. Заглянула фея под кроватку, а там четыре змеи, три гадюки и один уж. 
Ничего на это добрая фея не сказала, только сунула свои ножки в туфельки, а в каждой туфельке по две жабы сидят. Сорвала фея с гвоздика свое пальто, чтоб одеться и уйти из этих мест. Глядит, а в каждом рукаве ее пальто по шесть гадюк и по четыре жабы. 
Собрала фея всю эту нечисть вместе и говорит: 
«Вот чего. Ничего худого я вам не желаю, но и вы не препятствуйте мне уйти из этих мест». 
И тогда вся эта нечисть сказала и так ответила доброй фее: 
«Ничего дурного и от нас вам не будет, госпожа добрая фея. Спасибо, что вы за это нас не убили». 
Но тут раздался гром. Из-под земли выкинуло огонь. И перед доброй феей предстала злая фея. 
«Это,— говорит,— я нарочно выпустила на тебя всю нечисть, но ты,— говорит,— подружилась с ними, чем удивила меня. Благодаря этому я заколдую тебя в обыкновенную корову». Тут снова раздался гром. Глядим, а вместо доброй феи пасется обыкновенная корова... 
Нянька молчит. Мы трясемся от страха. Сестра Юля говорит: 
— А вся другая нечисть что? 
Нянька говорит: 
— Про это я не знаю. Наверно, при виде злой феи они попрятались по своим местам. 
— То есть под перину и под подушку? — спрашиваю я, отодвигаясь от подушки. 
Нянька встает со стула и, уходя, говорит: 
— Ну, хватит разговору. Спите теперь. 
Мы лежим в постелях, боясь пошевелиться. Нарочно страшным голосом Леля хрипит: «Хо-о». 
Мы с Юлей вскрикиваем от страха. Умоляем Лелю не пугать нас. Но она уже спит. 
Я долго сижу на кровати, не рискуя лечь на подушку. 
Утром я не пью молоко, оттого что оно от заколдованной феи.
— Сунула руку добрая фея под подушку, а там змея. Сунула руку под перинку, а там две змеи и гадюка. Заглянула фея под кроватку, а там четыре змеи, три гадюки и один уж. 
Ничего на это добрая фея не сказала, только сунула свои ножки в туфельки, а в каждой туфельке по две жабы сидят. Сорвала фея с гвоздика свое пальто, чтоб одеться и уйти из этих мест. Глядит, а в каждом рукаве ее пальто по шесть гадюк и по четыре жабы. 
Собрала фея всю эту нечисть вместе и говорит: 
«Вот чего. Ничего худого я вам не желаю, но и вы не препятствуйте мне уйти из этих мест». 
И тогда вся эта нечисть сказала и так ответила доброй фее: 
«Ничего дурного и от нас вам не будет, госпожа добрая фея. Спасибо, что вы за это нас не убили». 
Но тут раздался гром. Из-под земли выкинуло огонь. И перед доброй феей предстала злая фея. 
«Это,— говорит,— я нарочно выпустила на тебя всю нечисть, но ты,— говорит,— подружилась с ними, чем удивила меня. Благодаря этому я заколдую тебя в обыкновенную корову». Тут снова раздался гром. Глядим, а вместо доброй феи пасется обыкновенная корова... 
Нянька молчит. Мы трясемся от страха. Сестра Юля говорит: 
— А вся другая нечисть что? 
Нянька говорит: 
— Про это я не знаю. Наверно, при виде злой феи они попрятались по своим местам. 
— То есть под перину и под подушку? — спрашиваю я, отодвигаясь от подушки. 
Нянька встает со стула и, уходя, говорит: 
— Ну, хватит разговору. Спите теперь. 
Мы лежим в постелях, боясь пошевелиться. Нарочно страшным голосом Леля хрипит: «Хо-о». 
Мы с Юлей вскрикиваем от страха. Умоляем Лелю не пугать нас. Но она уже спит. 
Я долго сижу на кровати, не рискуя лечь на подушку. 
Утром я не пью молоко, оттого что оно от заколдованной феи.