Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
НА ИМЕНИНАХ
Вечер. Я иду домой. Мне очень грустно. 
— Студентик!— слышу я чей-то голос. 
Передо мной женщина. Она подкрашена и подпудрена. Под шляпкой с пером я вижу простое скуластое лицо и толстые губы. 
Нахмурившись, я хочу уйти, но женщина говорит, сконфуженно улыбаясь: 
— Я сегодня именинница... Зайдите ко мне в гости — чай пить. 
Я бормочу: 
— Извините... Мне некогда... 
— Я иду со всеми, кто меня приглашает,— говорит женщина.— Но сегодня я решила справить свои именины... Я решила сама кого-нибудь пригласить. Пожалуйста, не откажитесь... 
Мы поднимаемся но темной лестнице, среди кошек. Входим в маленькую комнату. 
На столе — самовар, орехи, варенье и крендель. 
Мы молча пьем чай. Я не знаю, что мне говорить. И она сконфужена моим молчанием. 
— Разве у вас никого нет — друзей, близких? 
— Нет,— говорит она,— я приезжая, из Ростова. 
Попив чаю, я надеваю пальто, чтоб уйти. 
— Неужто я вам так не нравлюсь, что вы даже не хотите остаться у меня?— говорит она. 
Мне весело и смешно. Я не чувствую к ней брезгливости. Я целую на прощанье ее толстые губы. И она спрашивает меня: 
— Зайдешь еще разок? 
Я выхожу не лестницу. Может быть, запомнить ее квартиру? В темноте я считаю, сколько ступенек до ее двери. Но сбиваюсь. Может быть, чиркнуть спичку — взглянуть на номер ее квартиры? Нет, не стоит. Я больше не приду к ней. 
— Студентик!— слышу я чей-то голос. 
Передо мной женщина. Она подкрашена и подпудрена. Под шляпкой с пером я вижу простое скуластое лицо и толстые губы. 
Нахмурившись, я хочу уйти, но женщина говорит, сконфуженно улыбаясь: 
— Я сегодня именинница... Зайдите ко мне в гости — чай пить. 
Я бормочу: 
— Извините... Мне некогда... 
— Я иду со всеми, кто меня приглашает,— говорит женщина.— Но сегодня я решила справить свои именины... Я решила сама кого-нибудь пригласить. Пожалуйста, не откажитесь... 
Мы поднимаемся но темной лестнице, среди кошек. Входим в маленькую комнату. 
На столе — самовар, орехи, варенье и крендель. 
Мы молча пьем чай. Я не знаю, что мне говорить. И она сконфужена моим молчанием. 
— Разве у вас никого нет — друзей, близких? 
— Нет,— говорит она,— я приезжая, из Ростова. 
Попив чаю, я надеваю пальто, чтоб уйти. 
— Неужто я вам так не нравлюсь, что вы даже не хотите остаться у меня?— говорит она. 
Мне весело и смешно. Я не чувствую к ней брезгливости. Я целую на прощанье ее толстые губы. И она спрашивает меня: 
— Зайдешь еще разок? 
Я выхожу не лестницу. Может быть, запомнить ее квартиру? В темноте я считаю, сколько ступенек до ее двери. Но сбиваюсь. Может быть, чиркнуть спичку — взглянуть на номер ее квартиры? Нет, не стоит. Я больше не приду к ней.