Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
КТО-ТО УТОНУЛ
Я мастерю пароходик. Это дощечка с трубой к мачтой. Остается сделать руль и флаг. 
Размахивая шляпой, бежит Леля. Она кричит: 
- Минька, скорей! Бежим. Там кто-то утонул. Я бегу за Лелей. На ходу кричу ей:
— Я не хочу бежать. Я боюсь. Леля говорит: 
— Так не ты же утонул. Это кто-то утонул Чего ж тебе бояться? 
Мы бежим по берегу. Там у пристани толпа 
Расталкивая людей, Леля пробивается сквозь толпу. Я протискиваюсь за ней. 
Кто-то говорит: 
— Он не умел плавать. Течение быстрое. Вот он и утонул. 
На песчаном берегу лежит юноша. Ему лет восемнадцать. Он белый, как бумага. Глаза у него закрыты. Руки раскинуты в стороны, а тело его прикрыто зелеными веточками. 
Рядом с ним на коленях стоит женщина. Она пристально смотрит в его мертвое лицо. Кто-то говорит: 
— Это его мать. Она не плачет от очень большого горя. 
Искоса я поглядываю на утопленника. Мне хочется, чтоб он задвигался, встал и сказал: 
— Нет, я не потонул. Это я так. Нарочно. Пошутил. 
Но он лежит неподвижно. И мне делается так страшно, что я закрываю глаза. 
— Я не хочу бежать. Я боюсь. Леля говорит:
— Так не ты же утонул. Это кто-то утонул Чего ж тебе бояться? 
Мы бежим по берегу. Там у пристани толпа 
Расталкивая людей, Леля пробивается сквозь толпу. Я протискиваюсь за ней. 
Кто-то говорит: 
— Он не умел плавать. Течение быстрое. Вот он и утонул. 
На песчаном берегу лежит юноша. Ему лет восемнадцать. Он белый, как бумага. Глаза у него закрыты. Руки раскинуты в стороны, а тело его прикрыто зелеными веточками. 
Рядом с ним на коленях стоит женщина. Она пристально смотрит в его мертвое лицо. Кто-то говорит: 
— Это его мать. Она не плачет от очень большого горя. 
Искоса я поглядываю на утопленника. Мне хочется, чтоб он задвигался, встал и сказал: 
— Нет, я не потонул. Это я так. Нарочно. Пошутил. 
Но он лежит неподвижно. И мне делается так страшно, что я закрываю глаза.