Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
КАФЕ «ДВЕНАДЦАТЬ»
Это кафе на Садовой, двенадцать. Я сижу здесь за столиком с моими товарищами. 
Кругом пьяные крики, шум, табачный дым. 
Играет скрипка. 
Я бормочу стихи Блока: 
Это кафе на Садовой, двенадцать. Я сижу здесь за столиком с моими товарищами. 
Кругом пьяные крики, шум, табачный дым. Играет скрипка. Я бормочу стихи Блока: 
 Вновь сдружусь с кабацкой скринкои... 
Вновь я буду пить вино... 
Все равно не хватит силы дотащиться до конца 
С трезвой жалкою улыбкой, за которой 
Страх могилы, беспокойство мертвеца...

К нашему столику, неуверенно шагая, подходит человек. Он в черной бархатной блузе. На груди у него большой белый кисейный бант. 
Лицо этого человека обсыпано пудрой. 
Губы и брови подведены. 
На лице улыбка - пьяная и немного оконфуженная. Кто-то говорит: 
- Сережа, садись с нами. 
Теперь я вижу, что это Есенин. 
Он грузно садится за наш столик. Сердито смотрит на какого-то пьяного. Бормочет: .«Дам, в морду... уходи...» 
Я поглаживаю руку Есенина. Он успокаивается. Снова улыбается как-то сконфуженно и жалко. 
За краской его намалеванного рта я вижу бледные губы. 
Кто-то еще подходит к нашему столику. 
Кто-то кричит: «Надо составить столы». 
Начинают сдвигать столы. 
Я выхожу на улицу.