Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Щедрые люди
На пивоваренных заводах рабочим для поддержания здоровья выдают по две бутылки пива.
Ну что ж, пущай выдают. Мы не завидуем. Мы только несколько удивлены постановкой этого дела. Оказывается, на некоторых ленинградских заводах пиво выдаётся особенное — брак. В этом специальном пиве попадаются: щепки, волоса, мухи, грязь и прочие несъедобные предметы.
Любопытная картиночка нам рисуется.
Рабочий варочного отделения Иван Гусев получил две бутылки пива, сунул их в карман и, весело посвистывая, пошёл домой.
Любопытная картиночка нам рисуется.Рабочий варочного отделения Иван Гусев получил две бутылки пива, сунул их в карман и, весело посвистывая, пошёл домой.
«Всё-таки не забывают нашего брата,— думал Гусев.— Всё-таки про наше рабочее здоровье стараются. Ежели, например, цех у тебя вредный — получай, милый, для поддержки две бутылки бесплатно. Ах ты, щедрые люди какие! Ведь это выходит шесть гривен в день... А ежели в месяц — пятнадцать рублей... Ежели в год — двести целковых набегает».
Сколько набегает в десять лет, Гусев не успел высчитать.
Дома Гусева обступили родные.
— Ну что, принёс? — спросила жена.
— Принёс,— сказал Гусев.— Очень аккуратно выдают. Стараются про наше рабочее здоровье. Спасибо им. Жаль только, пить его нельзя, а то совсем бы хорошо.
— Может, можно? — спросила жена.
— Да нет, опять чего-нибудь в ём плавает.
— А чего в ём сегодня плавает? — с интересом спросил Петька, сын Гусева.
— Сейчас смотреть будем.
Гусев открыл бутылку и вылил пиво в глиняную чашку. Все домочадцы обступили стол, вглядываясь в пиво.
— Есть, кажися,— сказал Гусев.
— Есть! — вскричал Петька с восторгом.— Муха!
— Верно,— сказал Гусев,— муха. А кроме мухи ещё чевой-то плавает. Сучок, что ли?
— Палка простая,— разочарованно сказала жена.
— Палка и есть,— подтвердил Гусев.— А это что? Не пробка ли?
Жена с возмущением отошла от стола.
— Всё ненужные вещи для хозяйства,— сердито сказала она.— Палка, да пробка, да муха. Хотя бы напёрсток дешёвенький попал или бы пуговица. Мне пуговицы нужны.
— Мне кнопки требуются,— ядовито сказала тётка Марья.— Можете обождать с вашими пуговицами...
— Трубу хочу,— заныл Петька.— Хочу, чтоб труба в бутылке...
— Цыц! — крикнул Гусев, открывая вторую бутылку.
Во второй бутылке тоже не было ничего существенного: два небольших гвоздя, таракан и довольно сильно поношенная подмётка.
— Ничего хорошего,— сказал Гусев, выливая пиво за окно на улицу.
— Ну, может, завтра будет,— успокоила жена.
— Рояль хочу,— захныкал Петька.— Хочу, чтоб рояль в бутылке.
Гусев погладил сына по голове и сказал:
— Ладно, не плачь. Не от меня это зависит — от администрации. Может, она к завтрему расщедрится насчёт рояля.
Гусев спрятал пустые бутылки за печку и грустный присел к столу.
А за окном тихо плакал прохожий, облитый густым баварским пивом.