Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Европеец
Конторщик Серёжа Колпаков несколько дней ходил как ошалелый.
Он дважды побывал на городской телефонной станции и солидно и обстоятельно расспросил там о стоимости телефонного aппaрата и об условиях установки.
Всё было крайне дёшево и вполне доступно.
В третий раз Серёжа Колпаков пришёл на городскую станцию с твёрдой решимостью заключить условие. Он в третий раз направился в справочное бюро и, чтобы не обмишуриться, вновь принялся солидно расспрашивать о ценах. Кроме того, Серёжа пытался ещё поговорить о новейших открытиях в телефонном деле, но справочная девица, чёрствая и сухая эгоистка, погрязшая в своих бумажонках, довольно холодно отнеслась к научным открытиям и даже ехидным тоном попросила не мешать общественной работе.
Тогда Серёжа Колпаков, раздосадованный в лучших своих идеях, вынул бумажник, хлопнул им по столу и громко заявил, что он и сам служит в учреждении и отлично понимает, что значит мешать человеку. Но, к сожалению, он должен помешать.
Тут Серёжа Колпаков сделал несколько надменное лицо и сказал, что он немедленно желает заключить договор.
Серёжу направили к заведывающему, и через полчаса договор был заключён.
— Только, пожалуйста,— говорил Серёжа заведывающему слегка дрожащим голосом,— очень прошу поторопиться, уважаемый товарищ. Я занятой, обременённый человек. Мне каждая секунда дорога.
На улицу Серёжа Колпаков вышел иным человеком.
Он шёл солидным медленным шагом, слегка иронически посматривая на прохожих.
— Свершилось,— шептал Серёжа Колпаков.— Долгожданная мечта исполнилась. Наконец-то у Сергея Ивановича Колпакова — телефон. Сергей Иванович Колпаков, служащий восьмого разряда, включён, так сказать, в общую сеть жизни. Сергей Иванович Колпаков, служащий и советский гражданин,— настоящий, истинный европеец с культурными навыками и замашками.
Сергей Иванович снял шляпу, вытер пот со лба и, думая о пользе телефонного дела и вообще о человеческом гении, направился тем же медленным шагом на службу.
Несколько дней прошли как в тумане.
Сергей Иванович мысленно представлял себе, где он поставит телефон. То ему хотелось сделать по-европейски у кровати, то, напротив того,— у стола. Серёжа вслух возражал себе, горячился, однако к какому-нибудь результату не пришёл.
Но вот наконец наступил торжественный день. На квартиру явился человек, с сумкой и с аппаратом, и весело спросил:
— Где присобачить?
Серёжа Колпаков молча, дрожащей рукой показал на стену, у кровати.
И вот телефон поставили.
Серёжа Колпаков прилёг на кровать, с восхищением посматривая на новый, блестящий аппарат. Потом сел, взял трубку и позвонил.
— Группа «А»? Проба...
Телефонная девица что-то пробурчала, но Серёжа не слышал. Он медленно, каждую секунду ощущая в руке трубку, повесил её и дал отбой. И снова с восторгом откинулся на подушку.
Почти два часа лежал Сергей Колпаков на кровати, не отрывая глаз от блестящей коробки. Потом решил позвонить снова.
Он мысленно стал перебирать в памяти своих знакомых. Однако знакомых было мало. И телефонов у них не было.
Тогда с некоторым даже испугом стал Серёжа Колпаков думать и подыскивать хоть какой-нибудь телефон, хоть какое-нибудь место, куда бы можно было позвонить. Однако и места такого не было.
Серёжа вскочил с кровати, схватил телефонную книжку и лихорадочно стал её перелистывать — звонить было некуда.
Тогда Серёжа Колпаков позвонил в Коломенскую пожарную часть.
— Что? — спросил чей-то сиплый голос.— Горит?
— Горит,— уныло сказал Серёжа.
Он повесил трубку и лёг на постель.
Вечером Серёжу Колпакова арестовали за хулиганство.
1924
Тут Серёжа Колпаков сделал несколько надменное лицо и сказал, что он немедленно желает заключить договор.
Серёжу направили к заведывающему, и через полчаса договор был заключён.
— Только, пожалуйста,— говорил Серёжа заведывающему слегка дрожащим голосом,— очень прошу поторопиться, уважаемый товарищ. Я занятой, обременённый человек. Мне каждая секунда дорога.
На улицу Серёжа Колпаков вышел иным человеком.
Он шёл солидным медленным шагом, слегка иронически посматривая на прохожих.
— Свершилось,— шептал Серёжа Колпаков.— Долгожданная мечта исполнилась. Наконец-то у Сергея Ивановича Колпакова — телефон. Сергей Иванович Колпаков, служащий восьмого разряда, включён, так сказать, в общую сеть жизни. Сергей Иванович Колпаков, служащий и советский гражданин,— настоящий, истинный европеец с культурными навыками и замашками.
Сергей Иванович снял шляпу, вытер пот со лба и, думая о пользе телефонного дела и вообще о человеческом гении, направился тем же медленным шагом на службу.
Несколько дней прошли как в тумане.
Сергей Иванович мысленно представлял себе, где он поставит телефон. То ему хотелось сделать по-европейски у кровати, то, напротив того,— у стола. Серёжа вслух возражал себе, горячился, однако к какому-нибудь результату не пришёл.
Но вот наконец наступил торжественный день. На квартиру явился человек, с сумкой и с аппаратом, и весело спросил:
— Где присобачить?
Серёжа Колпаков молча, дрожащей рукой показал на стену, у кровати.
И вот телефон поставили.
Серёжа Колпаков прилёг на кровать, с восхищением посматривая на новый, блестящий аппарат. Потом сел, взял трубку и позвонил.
— Группа «А»? Проба...
Телефонная девица что-то пробурчала, но Серёжа не слышал. Он медленно, каждую секунду ощущая в руке трубку, повесил её и дал отбой. И снова с восторгом откинулся на подушку.
Почти два часа лежал Сергей Колпаков на кровати, не отрывая глаз от блестящей коробки. Потом решил позвонить снова.
Он мысленно стал перебирать в памяти своих знакомых. Однако знакомых было мало. И телефонов у них не было.
Тогда с некоторым даже испугом стал Серёжа Колпаков думать и подыскивать хоть какой-нибудь телефон, хоть какое-нибудь место, куда бы можно было позвонить. Однако и места такого не было.
Серёжа вскочил с кровати, схватил телефонную книжку и лихорадочно стал её перелистывать — звонить было некуда.
Тогда Серёжа Колпаков позвонил в Коломенскую пожарную часть.
— Что? — спросил чей-то сиплый голос.— Горит?
— Горит,— уныло сказал Серёжа.
Он повесил трубку и лёг на постель.
Вечером Серёжу Колпакова арестовали за хулиганство.
1924