Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 56
речью современности, причем для повествователя 3 эти разнородные"элементы оказываются приравненными («Она с восторгом приняла предложение, говоря, что она давно ждала его и что если бы он не сделал этого, то был бы последним мазуриком и проходимцем»).
Слог повестей глубоко дисгармоничен. Чем более «солидное» впечатление производит фраза своим строем — тем сомнительней ее словесный материал. Рукописи показывают работу писателя, специально направленную на дисгармонизацию повествования. В рукописи повести «М. П. Синягин» (ИРЛИ, ф. 501) хорошо виден целый пласт авторской правки, осуществлявшейся, вероятно, в один прием. Мы не увидим в ней обычных для рукописей писателей сокращений, вычеркиваний, не встретим следов заботы о лаконичности. Наоборот, много вставок, и каждая
3 Не претендуя упорядочить терминологию, связанную с субъектом рассказывания, мы придерживаемся в данной работе следующего разграничения: «рассказчиком» называем того, кто ведет рассказ в форме сказа (как правило, в малом жанре), «повествователем» — рассказчика в произведениях, установленных на «литературу» (как правило, в повестях).
3* 67
из них преследует одну из двух целей (или обе): во-первых, распространить фразу, сделать ее более многословной, во-вторых, привести к тавтологии, повторам, разного рода несообразностям. Приведем примеры, выделяя слова, вписанные при правке: «А некоторые просто даже плакали при виде лишнего цветка на клумбе или прыгающего на навозной куче воробушка»; «некоторая какая-то такая ненормальность (с. 29 рукописного текста); «и лет ей, говорят, этой вазе чего-то такое, если не врут, больше как две тысячи» (с. 30); «и поминутно восторгался художественным словом <...> Он сильно любил таких прекрасных, отличных поэтов и прозаиков, как Фет, Блок, Надсон и Есенин» (с. 31)'; «бесхитростный несложный стиль» (с. 37); «гражданской безысходной грусти» (с. 38; в печатном тексте это слово отсутствует); «Вдова успокаивала его как могла, говоря и давая торжественные клятвы о том, что она несомненно и скорее всего прыгнула бы, если б он не дал своего согласия. Но под конец, разозленная его кривыми улыбочками...» (с. 57); «Несколько торопливо, небрежно и со многими погрешностями» (с. 3); «На мелкие повседневные мещанские дела» (с. 8); «Такая работа, конечно, не могла удовлетворить духовных и поэтических запросов Мишеля» (с. 66); «В ту пору он сошелся с очень такой исключительно красивой женщиной <...> очень красивая, даже элегантная женщина, совершенно неопределенной профессии и даже не член профсоюза» (с. 68).
«Сентиментальные повести», как и повесть «М. П. Синягин», нельзя понять достаточно полно вне полемически пародийного их 
речью современности, причем для повествователя 3 эти разнородные элементы оказываются приравненными («Она с восторгом приняла предложение, говоря, что она давно ждала его и что если бы он не сделал этого, то был бы последним мазуриком и проходимцем»).Слог повестей глубоко дисгармоничен. Чем более «солидное» впечатление производит фраза своим строем — тем сомнительней ее словесный материал. Рукописи показывают работу писателя, специально направленную на дисгармонизацию повествования. В рукописи повести «М. П. Синягин» (ИРЛИ, ф. 501) хорошо виден целый пласт авторской правки, осуществлявшейся, вероятно, в один прием. Мы не увидим в ней обычных для рукописей писателей сокращений, вычеркиваний, не встретим следов заботы о лаконичности. Наоборот, много вставок, и каждая3 Не претендуя упорядочить терминологию, связанную с субъектом рассказывания, мы придерживаемся в данной работе следующего разграничения: «рассказчиком» называем того, кто ведет рассказ в форме сказа (как правило, в малом жанре), «повествователем» — рассказчика в произведениях, установленных на «литературу» (как правило, в повестях).3* 67из них преследует одну из двух целей (или обе): во-первых, распространить фразу, сделать ее более многословной, во-вторых, привести к тавтологии, повторам, разного рода несообразностям. Приведем примеры, выделяя слова, вписанные при правке: «А некоторые просто даже плакали при виде лишнего цветка на клумбе или прыгающего на навозной куче воробушка»; «некоторая какая-то такая ненормальность (с. 29 рукописного текста); «и лет ей, говорят, этой вазе чего-то такое, если не врут, больше как две тысячи» (с. 30); «и поминутно восторгался художественным словом <...> Он сильно любил таких прекрасных, отличных поэтов и прозаиков, как Фет, Блок, Надсон и Есенин» (с. 31)'; «бесхитростный несложный стиль» (с. 37); «гражданской безысходной грусти» (с. 38; в печатном тексте это слово отсутствует); «Вдова успокаивала его как могла, говоря и давая торжественные клятвы о том, что она несомненно и скорее всего прыгнула бы, если б он не дал своего согласия. Но под конец, разозленная его кривыми улыбочками...» (с. 57); «Несколько торопливо, небрежно и со многими погрешностями» (с. 3); «На мелкие повседневные мещанские дела» (с. 8); «Такая работа, конечно, не могла удовлетворить духовных и поэтических запросов Мишеля» (с. 66); «В ту пору он сошелся с очень такой исключительно красивой женщиной <...> очень красивая, даже элегантная женщина, совершенно неопределенной профессии и даже не член профсоюза» (с. 68).«Сентиментальные повести», как и повесть «М. П. Синягин», нельзя понять достаточно полно вне полемически пародийного их