Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 4
сложный». Уже Зощенко «Сентиментальных повестей» меньше известен и понятен, чем автор известных «зощенковских» рассказов 20-х годов; еще более удален от читателя автор поздних произведений. Говоря об эволюции писателя, мы стремились вместе с тем установить то общее, что роднит все его сочинения. Эта необходимая связь нередко теряется в исследованиях писательского творческого пути в его протяженности: фиксация изменений в работе писателя заслоняет то, что оставалось в нем неизменным и что в первую очередь связывается в читательском сознании с представлением о данном писателе.
Эта книга — не биография. Цели ее иные. Биографические факты важны для автора лишь в свете поэтики. «Зощенко принадлежит к тем немногим или, вернее, нескольким советским писателям,— писал К. Федин в 1943 г.,— которые стремятся работать так, чтобы могли появиться книги «о литературном деле такого-то»». Статья «Михаил Зощенко» была напечатана в 1957 г. в сборнике Федина «Писатель, искусство, время». «Это страшно взволновало Михаила Михайловича,— отмечал К. Чуковский в своем дневнике 13 января 1957 г.,— и он прислал Федину поразительно нежное письмо».
Автор данной работы имел перед собой задачу, научная актуальность которой давно очевидна (выполнимую вполне, разумеется, только усилиями многих исследователей), — рассказать о «литературном деле» Михаила Зощенко, т. е. прежде всего дать представление о всем контексте творчества писателя, — задача, которая лежит в пределах поэтики, но сближается, с одной стороны, с проблемами биографии, с другой — с кругом соответствующих историко-литературных вопросов.
Первая глава рассказывает о «рукописном» периоде, уложившемся приблизительно в 1915—1919 гг.,—времени ориентации начинающего литератора главным образом в современной ему беллетристике и поэзии; вторая — о первой книге, первых годах профессионализации (1920— 1922 гг.), о взаимоотношениях с традицией (здесь приходится ограничиваться указаниями на некоторые факты, не углубляясь в анализ) и о формировании поэтики зрелого Зощенко в рассказах и повестях 1923—1927 гг. (отметим условность второй границы периода). Если первая глава носит обзорный характер, освещая по необходимости корпус источников, то вторая строится главным образом на типологии основных повествовательных форм раннего Зощенко.
В третьей главе, посвященной преимущественно «Голубой книге», исследование целиком перемещается в план теоретический, отходя от того вынужденного историко-литературного комментария, который составляет главное содержание первой главы и элементы которого присутствуют во второй.
Четвертая глава показывает, как соотносилось зощенковское слово с другими типами авторского слова в современной ему литературе
сложный». Уже Зощенко «Сентиментальных повестей» меньше известен и понятен, чем автор известных «зощенковских» рассказов 20-х годов; еще более удален от читателя автор поздних произведений. Говоря об эволюции писателя, мы стремились вместе с тем установить то общее, что роднит все его сочинения. Эта необходимая связь нередко теряется в исследованиях писательского творческого пути в его протяженности: фиксация изменений в работе писателя заслоняет то, что оставалось в нем неизменным и что в первую очередь связывается в читательском сознании с представлением о данном писателе.Эта книга — не биография. Цели ее иные. Биографические факты важны для автора лишь в свете поэтики. «Зощенко принадлежит к тем немногим или, вернее, нескольким советским писателям,— писал К. Федин в 1943 г.,— которые стремятся работать так, чтобы могли появиться книги «о литературном деле такого-то»». Статья «Михаил Зощенко» была напечатана в 1957 г. в сборнике Федина «Писатель, искусство, время». «Это страшно взволновало Михаила Михайловича,— отмечал К. Чуковский в своем дневнике 13 января 1957 г.,— и он прислал Федину поразительно нежное письмо».Автор данной работы имел перед собой задачу, научная актуальность которой давно очевидна (выполнимую вполне, разумеется, только усилиями многих исследователей), — рассказать о «литературном деле» Михаила Зощенко, т. е. прежде всего дать представление о всем контексте творчества писателя, — задача, которая лежит в пределах поэтики, но сближается, с одной стороны, с проблемами биографии, с другой — с кругом соответствующих историко-литературных вопросов.Первая глава рассказывает о «рукописном» периоде, уложившемся приблизительно в 1915—1919 гг.,—времени ориентации начинающего литератора главным образом в современной ему беллетристике и поэзии; вторая — о первой книге, первых годах профессионализации (1920— 1922 гг.), о взаимоотношениях с традицией (здесь приходится ограничиваться указаниями на некоторые факты, не углубляясь в анализ) и о формировании поэтики зрелого Зощенко в рассказах и повестях 1923—1927 гг. (отметим условность второй границы периода). Если первая глава носит обзорный характер, освещая по необходимости корпус источников, то вторая строится главным образом на типологии основных повествовательных форм раннего Зощенко.В третьей главе, посвященной преимущественно «Голубой книге», исследование целиком перемещается в план теоретический, отходя от того вынужденного историко-литературного комментария, который составляет главное содержание первой главы и элементы которого присутствуют во второй.Четвертая глава показывает, как соотносилось зощенковское слово с другими типами авторского слова в современной ему литературе