Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 36
— А ну-ка, брат Вознесенский, сделай мне вот такие сапоги, да поскорей» 18. В «Сером тумане» скрестились, впрочем, самые разные влияния, в ней есть, возможно, и подражание прозе Горького 900-х годов: «И вот пришло время особенно тяжелое и непонятное. Ненастоящая и странная началась жизнь. На улице никто не смеялся и не пел, ходили люди, хоть и торопливо, но не радостно, а как-то по-звериному — с оглядкой да с гримасами. К ночи все прятались по своим домам и улицы были пустые и странные.
Город был похож на осажденную крепость, где доедали последние запасы хлеба и уже страшило безумие неизбежного голода, вздутые животы, солома и молчаливый, таинственный, близкий враг. Скорей бы гремели орудия, скорей бы увидеть кровь, но нельзя же так долго слушать проклятую тишину!.. Так длился год.
Страшные болезни поразили людей, черные бесшумные кареты увозили куда-то умирающих, прохожие провожали их тупым и мутным взглядом и бормотали невнятное (Архив М. Зощенко).
Под знаком прямой зависимости от традиции проходят у Зощенко 1920 и отчасти 1921 г. Много раз потом он говорил о своей работе этих лет как об «ошибке». «Первые моя
Отметим вместе с тем стилевые параллели из литературы современной, например в рассказе Мих. Козырева «Повесть о том, как с Андреем Петровичем ничего не случилось» (Возрождение, т. 2. М., 1923, с. 162). По-видимому, здесь можно говорить не столько о воздействии одного современника на другого, сколько об общем источнике — прозе Гоголя, о распространенности влияния ее в эти годы.
шаги после революции были ошибочны. Я начал писать большие рассказы в старой форме и старым полустертым языком, на котором, правда, и посейчас иной раз дописывается большая литература. Только через год, пожалуй, я понял ошибку и стал перестраиваться по всему фронту» ,9.
«Перестройка» эта началась «Рассказами Назара Ильича господина Синебрюхова». Это была первая отдельная книга рассказов М. Зощенко, вышедшая в начале 1922 г. почти одновременно в нескольких издательствах. История ее печатания и выхода в свет в издательстве «Эрато» рассказана в воспоминаниях Е. Полонской20.
1 декабря 1921 г. «Летопись Дома литераторов» (№ 3) сообщала: «Издательство „Картонный домик" выпускает книгу молодого беллетриста М. Зощенко „Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова». Книга выпущена была также издательством „Эпоха" (Петроград — Берлин). Вместе с рассказами, впервые опубликованными в течение первых месяцев 1922 г.,—„Лялька Пятьдесят", „Любовь", „Последний барин", „Черная магия", „Чертовщина", „Искушение" 21, а также с выходом в апреле 1922 г. сборника „Серапионовы братья" куда включен был один из „Рассказов Синебрюхова ", она знакомила с работой, проделанной Зощенко в 
— А ну-ка, брат Вознесенский, сделай мне вот такие сапоги, да поскорей» 18. В «Сером тумане» скрестились, впрочем, самые разные влияния, в ней есть, возможно, и подражание прозе Горького 900-х годов: «И вот пришло время особенно тяжелое и непонятное. Ненастоящая и странная началась жизнь. На улице никто не смеялся и не пел, ходили люди, хоть и торопливо, но не радостно, а как-то по-звериному — с оглядкой да с гримасами. К ночи все прятались по своим домам и улицы были пустые и странные.Город был похож на осажденную крепость, где доедали последние запасы хлеба и уже страшило безумие неизбежного голода, вздутые животы, солома и молчаливый, таинственный, близкий враг. Скорей бы гремели орудия, скорей бы увидеть кровь, но нельзя же так долго слушать проклятую тишину!.. Так длился год.Страшные болезни поразили людей, черные бесшумные кареты увозили куда-то умирающих, прохожие провожали их тупым и мутным взглядом и бормотали невнятное (Архив М. Зощенко).Под знаком прямой зависимости от традиции проходят у Зощенко 1920 и отчасти 1921 г. Много раз потом он говорил о своей работе этих лет как об «ошибке». «Первые моя
Отметим вместе с тем стилевые параллели из литературы современной, например в рассказе Мих. Козырева «Повесть о том, как с Андреем Петровичем ничего не случилось» (Возрождение, т. 2. М., 1923, с. 162). По-видимому, здесь можно говорить не столько о воздействии одного современника на другого, сколько об общем источнике — прозе Гоголя, о распространенности влияния ее в эти годы.шаги после революции были ошибочны. Я начал писать большие рассказы в старой форме и старым полустертым языком, на котором, правда, и посейчас иной раз дописывается большая литература. Только через год, пожалуй, я понял ошибку и стал перестраиваться по всему фронту» ,9.«Перестройка» эта началась «Рассказами Назара Ильича господина Синебрюхова». Это была первая отдельная книга рассказов М. Зощенко, вышедшая в начале 1922 г. почти одновременно в нескольких издательствах. История ее печатания и выхода в свет в издательстве «Эрато» рассказана в воспоминаниях Е. Полонской20.1 декабря 1921 г. «Летопись Дома литераторов» (№ 3) сообщала: «Издательство „Картонный домик" выпускает книгу молодого беллетриста М. Зощенко „Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова». Книга выпущена была также издательством „Эпоха" (Петроград — Берлин). Вместе с рассказами, впервые опубликованными в течение первых месяцев 1922 г.,—„Лялька Пятьдесят", „Любовь", „Последний барин", „Черная магия", „Чертовщина", „Искушение" 21, а также с выходом в апреле 1922 г. сборника „Серапионовы братья" куда включен был один из „Рассказов Синебрюхова ", она знакомила с работой, проделанной Зощенко в