Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 164
основная форма брганизации повествования, вытесняющая из произведения прямое авторское слово, делающая авторскую позицию непроявленной
Полонская Е9 Л Из литературных воспоминаний, с, 386.
или неоднозначной» 40. Из литературы ушли, таким образом, формы, особенно активно разрабатываемые Зощенко до середины 30-х годов, его реформаторская работа второй половины 30-х годов осталась в сфере его личного опыта. Но и слово его последней повести, казалось бы отвечавшее как раз тяготению к «прямому и однозначному» выражению позиции автора, недаром так выделилось на современном литературном фоне и отделилось от него: к этому времени объективное повествование вытеснило субъективное, и «все те проявлении авторского „я", когда автор выступал как лицо, активно ведущее нить повествования, отходят на второй план» 41. Для литературы этих лет характерна была подача даже заведомо автобиографического — и именно таковым осознававшегося читателем и критикой — материала в форме «третьего лица» («Как закалялась сталь» Н. Островского — причем надо учитывать не только время создания, но и воздействие многочисленных переизданий, закреплявших определенное взаимотношение между автором и материалом).
Только в конце 50-х годов авторское «я» вышло на поверхность литературы — в обширной мемуарной литературе и в - собственно художественном повествовании42; можно говорить в этом смысле, что Зощенко забежал вперед примерно на десятилетие. Одновременно совершался и поворот к разным формам сказа, своевременно отмеченный и лингвистикой и критикой,— и здесь широко использовалось «прежнее» зощенковское слово, живо ответившее потребностям начального этапа нового литературного периода. Едва ли не вся молодая проза тех лет заговорила от первого лица, бурно и самозабвенно осуществляя право героя и автора на «личное мнение» по любому — и общему, и особенно частному — поводу. При этом иронически-пародийная манера вести рассказ сильно потеснила манеру «положительную» 43— с тем чтобы спустя всего несколько лет
40 Кожевникова Н. В. Указ. соч., с. 136—137.
41 Там же, с. 137.
42 «Распространенное в это время повествование от первого лица двойственно и зависит от типа повествователя», распространен тип, в котором повествователь «представляется до некоторой степени двойником автора» (Кожевникова Н. В. Указ. соч., с. .146-147).
48 См. об этом: Рудакова М., Чудаков Л, Современная повесть и юмор.— Новый мир, 1967х № 7,
 
ваметяо уйти из литературы в периферийные жанры, близкие к литературе и все же отдельные от нее. То, что сначала было 
основная форма брганизации повествования, вытесняющая из произведения прямое авторское слово, делающая авторскую позицию непроявленной
Полонская Е9 Л Из литературных воспоминаний, с, 386.или неоднозначной» 40. Из литературы ушли, таким образом, формы, особенно активно разрабатываемые Зощенко до середины 30-х годов, его реформаторская работа второй половины 30-х годов осталась в сфере его личного опыта. Но и слово его последней повести, казалось бы отвечавшее как раз тяготению к «прямому и однозначному» выражению позиции автора, недаром так выделилось на современном литературном фоне и отделилось от него: к этому времени объективное повествование вытеснило субъективное, и «все те проявлении авторского „я", когда автор выступал как лицо, активно ведущее нить повествования, отходят на второй план» 41. Для литературы этих лет характерна была подача даже заведомо автобиографического — и именно таковым осознававшегося читателем и критикой — материала в форме «третьего лица» («Как закалялась сталь» Н. Островского — причем надо учитывать не только время создания, но и воздействие многочисленных переизданий, закреплявших определенное взаимотношение между автором и материалом).Только в конце 50-х годов авторское «я» вышло на поверхность литературы — в обширной мемуарной литературе и в - собственно художественном повествовании42; можно говорить в этом смысле, что Зощенко забежал вперед примерно на десятилетие. Одновременно совершался и поворот к разным формам сказа, своевременно отмеченный и лингвистикой и критикой,— и здесь широко использовалось «прежнее» зощенковское слово, живо ответившее потребностям начального этапа нового литературного периода. Едва ли не вся молодая проза тех лет заговорила от первого лица, бурно и самозабвенно осуществляя право героя и автора на «личное мнение» по любому — и общему, и особенно частному — поводу. При этом иронически-пародийная манера вести рассказ сильно потеснила манеру «положительную» 43— с тем чтобы спустя всего несколько лет
40 Кожевникова Н. В. Указ. соч., с. 136—137.41 Там же, с. 137.42 «Распространенное в это время повествование от первого лица двойственно и зависит от типа повествователя», распространен тип, в котором повествователь «представляется до некоторой степени двойником автора» (Кожевникова Н. В. Указ. соч., с. .146-147).48 См. об этом: Рудакова М., Чудаков Л, Современная повесть и юмор.— Новый мир, 1967х № 7, ваметяо уйти из литературы в периферийные жанры, близкие к литературе и все же отдельные от нее. То, что сначала было 
Сайт продаетсяX
Чтобы купить этот сайт, укажите свой email и наш менеджер с вами свяжется.