Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 143
кие счастливые" надежды зажглись бы в наших серцах, если бы высокий разум присутствовал на каждо шагу, при каждой малости, при каждом вздохе». Ближе всего это, пожалуй, пафосу многочисленных публицистических статей А. Платонова 1920—1921 гг., а также о тем его произведениям, где «писатель предпринимает свой художнический, почти лабораторный опыт достиже, ния счастья» 10. «Доверие Платонова к целесообразности происходящего в мире» 11 близко стремлению Зощенко дать в «Ключах счастья» «итог моих размышлений о роли чело, веческого разума в истории.-Мне удалось теперь показать что сознание должно восторжествовать во всем мире...» 12. Эти слова Зощенко, сказанные автору книги о нем (так и оставшейся неопубликованной: через несколько месяцев Ц. Вольпе погиб, выбираясь из осажденного Ленинграда), появились в июньской книжке журнала «Звезда» за 1941 г., что само по себе играет роль выразительнейшего комментария к ним.
3
В последнем комментарии к «Возвращенной молодости» Зощенко пишет: «Как часто, закрывая какую-либо книгу, мы думаем об авторе — какой он, как он прожил свою жизнь, что он делает и что думает <...> Нынче, заканчивая свою книгу, мы решаем дать читателю некоторые сведения о себе». И далее следует автобиография — пожалуй, самая обширная из известных. Она подается, кажется, вне всякой дистанции между автором и его словом — эта дистанция сокращается одновременно с сокращением расстояния между биографическим и литературным материалом. Автор открывает также и свои литературные намерение — в том же ключе прямого доверительного слова.
Нелишне будет также привести рассуждения самого тонкого критика Зощенко о трех разных типах читателей
10 Свительский В. А. Конкретное и отвлеченное в мышлении А. Платонова-художника.— В кн.: Творчество А. Платонова.
Статьи и сообщения. Воронеж, 1970, с. 19. Напомним слова Чуковского е «завоевании счастья» как главной теме Зощенко
этих лет.
11 Бочаров С. Указ. соч., с. 348—349.
12 См.: Вольпе Ц. Двадцать лет работы М. М. Зощенко. Стать
вторая. Поиски «Ключей счастья» (1930—1940).—Звезда, 1у41'
№ 6, с. 143,
довести: одни считают ее несерьезной вещью; другие — серьезным научпым сочинением; «третий тип читателя — читатель иронический и искушенный в литературе. Зощенко о0 почитает одним из самых глубоких писателей современности, писателем в такой степени значительным и глубоким, что он всегда на целую голову выше своего читателя. Зощенко, полагает этот иронический читатель, Не мог всерьез вступить на путь столь откровенной и эле
кие счастливые" надежды зажглись бы в наших серцах, если бы высокий разум присутствовал на каждо шагу, при каждой малости, при каждом вздохе». Ближе всего это, пожалуй, пафосу многочисленных публицистических статей А. Платонова 1920—1921 гг., а также о тем его произведениям, где «писатель предпринимает свой художнический, почти лабораторный опыт достиже, ния счастья» 10. «Доверие Платонова к целесообразности происходящего в мире» 11 близко стремлению Зощенко дать в «Ключах счастья» «итог моих размышлений о роли чело, веческого разума в истории.-Мне удалось теперь показать что сознание должно восторжествовать во всем мире...» 12. Эти слова Зощенко, сказанные автору книги о нем (так и оставшейся неопубликованной: через несколько месяцев Ц. Вольпе погиб, выбираясь из осажденного Ленинграда), появились в июньской книжке журнала «Звезда» за 1941 г., что само по себе играет роль выразительнейшего комментария к ним.
3В последнем комментарии к «Возвращенной молодости» Зощенко пишет: «Как часто, закрывая какую-либо книгу, мы думаем об авторе — какой он, как он прожил свою жизнь, что он делает и что думает <...> Нынче, заканчивая свою книгу, мы решаем дать читателю некоторые сведения о себе». И далее следует автобиография — пожалуй, самая обширная из известных. Она подается, кажется, вне всякой дистанции между автором и его словом — эта дистанция сокращается одновременно с сокращением расстояния между биографическим и литературным материалом. Автор открывает также и свои литературные намерение — в том же ключе прямого доверительного слова.Нелишне будет также привести рассуждения самого тонкого критика Зощенко о трех разных типах читателей10 Свительский В. А. Конкретное и отвлеченное в мышлении А. Платонова-художника.— В кн.: Творчество А. Платонова.Статьи и сообщения. Воронеж, 1970, с. 19. Напомним слова Чуковского е «завоевании счастья» как главной теме Зощенкоэтих лет.11 Бочаров С. Указ. соч., с. 348—349.12 См.: Вольпе Ц. Двадцать лет работы М. М. Зощенко. Статьвторая. Поиски «Ключей счастья» (1930—1940).—Звезда, 1у41'№ 6, с. 143,довести: одни считают ее несерьезной вещью; другие — серьезным научпым сочинением; «третий тип читателя — читатель иронический и искушенный в литературе. Зощенко о0 почитает одним из самых глубоких писателей современности, писателем в такой степени значительным и глубоким, что он всегда на целую голову выше своего читателя. Зощенко, полагает этот иронический читатель, Не мог всерьез вступить на путь столь откровенной и эле