Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 142
над повестью «Перед восходом солнца» в какой-то степени стала для писателя, как увидим, запоздалым ответом на проблемы его молодости. В повести временами угадывается поэтому и хорошо знакомый ему когда-то язык рУсской философии конца XIX — начала XX в.
И однако чаще всего в обеих повестях узнавался энергичный, почти нетерпеливый топ статей И. П.. Павлова, продиктованный ученому его личным ощущением неудержимого приближения к предполагаемой истине. В них воспринята неколебимая вера ученого и его единомышленников в объективные методы объяснения внутреннего мира человека. Работы Павлова побуждали ускорять это объяснение, указанием на которое как на конечную цель всех наук и искусства заканчивается большинство его статей и речей и не без влияния этих статей все более укоренялась в сознании Зощенко мысль, что литература должна примениться к скорейшему достижению этой цели и чтобы достигнуть ее — должно объединить работу писателя с усилиями деятелей естественных наук.
Учительная позиция, принятая автором в повести «Перед восходом солнца», стремление найти «основные законы» и обучить людей их практическому применению (вывести «правило», по которому следует вести свою жизнь) тоже восходит, можно думать, к чтению Павлова, к социально-этическим размышлениям, встречающимся в его трудах.
И, паконец, в работах Павлова находит Зощенко родственный ему в те годы пафос грядущего торжества человеческого разума и веру в безусловную досягаемость счастья — путем познания законов человеческой натуры.
Во второй части повести этот пафос многократно усилился. Целая глава — «Горе уму» — посвящена разъяснению целей этой книги и доказательствам ее своевременности.
Десятки страниц новой повести были отданы доказательствам той «пользы», которую может принести разум проникнув во все сферы человеческой жизни (вспомним надежды И. П. Павлова на способность разума отвести от человечества ужасы войн и окончательно урегулировать «сферу межлюдских отношений»): «Нет, решительно нет! Разум не приносит страданий. В любом из этих дел разум Бе является лишним. Напротив. Наоборот. Боже мой! Ка-
над повестью «Перед восходом солнца» в какой-то степени стала для писателя, как увидим, запоздалым ответом на проблемы его молодости. В повести временами угадывается поэтому и хорошо знакомый ему когда-то язык рУсской философии конца XIX — начала XX в.И однако чаще всего в обеих повестях узнавался энергичный, почти нетерпеливый топ статей И. П.. Павлова, продиктованный ученому его личным ощущением неудержимого приближения к предполагаемой истине. В них воспринята неколебимая вера ученого и его единомышленников в объективные методы объяснения внутреннего мира человека. Работы Павлова побуждали ускорять это объяснение, указанием на которое как на конечную цель всех наук и искусства заканчивается большинство его статей и речей и не без влияния этих статей все более укоренялась в сознании Зощенко мысль, что литература должна примениться к скорейшему достижению этой цели и чтобы достигнуть ее — должно объединить работу писателя с усилиями деятелей естественных наук.Учительная позиция, принятая автором в повести «Перед восходом солнца», стремление найти «основные законы» и обучить людей их практическому применению (вывести «правило», по которому следует вести свою жизнь) тоже восходит, можно думать, к чтению Павлова, к социально-этическим размышлениям, встречающимся в его трудах.И, паконец, в работах Павлова находит Зощенко родственный ему в те годы пафос грядущего торжества человеческого разума и веру в безусловную досягаемость счастья — путем познания законов человеческой натуры.Во второй части повести этот пафос многократно усилился. Целая глава — «Горе уму» — посвящена разъяснению целей этой книги и доказательствам ее своевременности.Десятки страниц новой повести были отданы доказательствам той «пользы», которую может принести разум проникнув во все сферы человеческой жизни (вспомним надежды И. П. Павлова на способность разума отвести от человечества ужасы войн и окончательно урегулировать «сферу межлюдских отношений»): «Нет, решительно нет! Разум не приносит страданий. В любом из этих дел разум Бе является лишним. Напротив. Наоборот. Боже мой! Ка-
8 Ср., например, статью «Рефлекс цели» (Павлов И. П. Указ. соч., с. 282) и высказывания Зощенко по поводу «рефлекса цели» и его роли в жизни человека («Скорость работы нашего организма, как мы говорили, зависит всякий раз от цели и устремления. Без цели и устремления движение как бы прекращается или сводится к Минимуму...» и т. д.- в «Комментариях» к «Возвращенной молодости». Вообще комментарий XVI местами представляет собою почти пересказ упомянутой статьи И. П. Павлова), 
Сайт продаетсяX
Чтобы купить этот сайт, укажите свой email и наш менеджер с вами свяжется.