Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Страница 10
современницы) отмечает влияние Пшибышевского и Ницше — именно их прозы и цитирует письмо марта 1920 г.: «...посылаю тебе две любимейшие мои книги — конечно, Блок и, конечно, Ницше» 15 (ср. и приведенную ранее самооценку 1919 г., относящуюся к эссе «Боги позволяют»)* В библиотеке Зощенко сохранились отдельные тома Полного собрания сочинений Ст. Пшибышевского, вышедшего
15 Зощенко В. Указ. соч., с. 254. Русский перевод сочинения Ф. Ницше «Так говорил Заратустра» (СПб., 1911) сохранился в библиотеке Зощенко. Отзвук размышлений над книгой слышен в фельетоне «Чудесная дерзость»: «Было бессилие и все кричали: «Сильней». И вот исполпилось желание... Целуйте же хлыст, занесенный над хвами... Вы говорите, что жестоко? Да, по зато властно...» (Тарту рийклик юликоол, 1967, 16 июня, с. 4); особое развитие в литературной эволюции писателя получает тезис «переоценки всех ценностей». В 1933 г. в «Возвращенной молодости» несколько страниц отдано истории болезни и смертп Ницше — в связи с его творчеством, а в 1943 г. последняя повесть -Зощенко получает название «Перед восходом солнца» — не без связи с заглавием одного из разделов упомянутого выше сочинения.
в десяти томах (М., В. М. Саблин, 1905—1911) 1в. На титуле первого тома («Поэмы») — владельческая надпись; пометки на отдельных страницах (с. 30, 31, 36 и др.) второго (прозаического) тома обнаруживают внимательное чтение вступительной статьи 3. Битковского. К его описанию портрета Пшибышевского сделана приписка на полях: «Этот портрет есть в книге Пшибышевского-критика» (с. 38), к словам «и эта двойственность его облика поражает» сделана следующая сноска: «Творец никогда не может быть «цельным». В нем двойственность, ибо в нем ряд эпох и ряд личностей».
Пометы обнаруживают сочувственное отношение к Пшибышевскому. «На переломе» задумывается во многом как акт борьбы с любимыми книгами.
В той же статье Л. Гуревич подчеркнуты далее следующие определения, относящиеся к одному из беллетристов: «Все более дают себя знать в мягкой и, по-видимому, безвольной душе <...> назойливые литературные влияния современности. Иногда у него промелькнет строка, словно взятая у 3. Гиппиус»; сбоку приписано: «Именно так. Они родственны по духу неживые» (с. 92): перед нами, возможно, прямой источник названия и отчасти материала перъой и второй глав II раздела книги; такого же рода и помета на с. 96. Подчеркнуто далее следующее место статьи: «Бакст твердо и убежденно высказывается против индивидуализма как против «самого грозного врага искусства». Все великие школы искусства начиная с глубочайшей древности держались и расцветали благодаря совершенно обратному принципу — принципу «совместной слитой работы» художников и их учеников...» (с. 102). Страница за страницей, отмеченные маргиналиями, делают,
современницы) отмечает влияние Пшибышевского и Ницше — именно их прозы и цитирует письмо марта 1920 г.: «...посылаю тебе две любимейшие мои книги — конечно, Блок и, конечно, Ницше» 15 (ср. и приведенную ранее самооценку 1919 г., относящуюся к эссе «Боги позволяют»)* В библиотеке Зощенко сохранились отдельные тома Полного собрания сочинений Ст. Пшибышевского, вышедшего
15 Зощенко В. Указ. соч., с. 254. Русский перевод сочинения Ф. Ницше «Так говорил Заратустра» (СПб., 1911) сохранился в библиотеке Зощенко. Отзвук размышлений над книгой слышен в фельетоне «Чудесная дерзость»: «Было бессилие и все кричали: «Сильней». И вот исполпилось желание... Целуйте же хлыст, занесенный над хвами... Вы говорите, что жестоко? Да, по зато властно...» (Тарту рийклик юликоол, 1967, 16 июня, с. 4); особое развитие в литературной эволюции писателя получает тезис «переоценки всех ценностей». В 1933 г. в «Возвращенной молодости» несколько страниц отдано истории болезни и смертп Ницше — в связи с его творчеством, а в 1943 г. последняя повесть -Зощенко получает название «Перед восходом солнца» — не без связи с заглавием одного из разделов упомянутого выше сочинения.в десяти томах (М., В. М. Саблин, 1905—1911) 1в. На титуле первого тома («Поэмы») — владельческая надпись; пометки на отдельных страницах (с. 30, 31, 36 и др.) второго (прозаического) тома обнаруживают внимательное чтение вступительной статьи 3. Битковского. К его описанию портрета Пшибышевского сделана приписка на полях: «Этот портрет есть в книге Пшибышевского-критика» (с. 38), к словам «и эта двойственность его облика поражает» сделана следующая сноска: «Творец никогда не может быть «цельным». В нем двойственность, ибо в нем ряд эпох и ряд личностей».Пометы обнаруживают сочувственное отношение к Пшибышевскому. «На переломе» задумывается во многом как акт борьбы с любимыми книгами.В той же статье Л. Гуревич подчеркнуты далее следующие определения, относящиеся к одному из беллетристов: «Все более дают себя знать в мягкой и, по-видимому, безвольной душе <...> назойливые литературные влияния современности. Иногда у него промелькнет строка, словно взятая у 3. Гиппиус»; сбоку приписано: «Именно так. Они родственны по духу неживые» (с. 92): перед нами, возможно, прямой источник названия и отчасти материала перъой и второй глав II раздела книги; такого же рода и помета на с. 96. Подчеркнуто далее следующее место статьи: «Бакст твердо и убежденно высказывается против индивидуализма как против «самого грозного врага искусства». Все великие школы искусства начиная с глубочайшей древности держались и расцветали благодаря совершенно обратному принципу — принципу «совместной слитой работы» художников и их учеников...» (с. 102). Страница за страницей, отмеченные маргиналиями, делают,