Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Нравственные искания русских писателей - Часть 43

Тем не менее н в Аглае главная тема остается: и в ней боязнь за импонирующее преобладание не дает сво­бодного проявления ее нежности, доброты и правды сердца.

Когда Аглая конфузилась и краснела, она «сердилась на себя за это, что видимо выражалось в ее сверкавших глазах; обыкновенно минуту спустя она уже переноси­ла свой гнев на того, с кем говорила, был или не был тот виноват, и начинала с ним ссориться. Зная и чув­ствуя свою дикость и стыдливость, она обыкновенно вхо­дила в разговор мало и была молчаливее других сестер, иногда даже уж слишком молчалива. Когда же, осо­бенно в таких щекотливых случаях, непременно надо было заговорить, то начинала разговор с необыкновен­ным высокомерием и как будто с каким-то вызовом». От смущения она вступала в разговор «громко, резко, прерывая своим вопросом разговор других н ни к кому лично не обращаясь». Часто Аглая говорит не то. Она намеренно груба: «Аглая Ивановна! как вам не совест­но? Как могла такая грязная мысль зародиться в ва­шем чистом, невинном сердце? Бьюсь об заклад, что вы сами ни одному вашему слову не верите и... сами не знаете, что говорите!»

«Аглая сидела, упорно потупившись, точно сама ис­пугавшись того, что сказала».

«Совсем мне не стыдно... почему вы знаете, что у меня сердце невинное? Как смели вы тогда мне любов­ное письмо прислать?» и проч. «Иногда,—признается она,— я сама боюсь того, что мне хочется сказать, да вдруг и скажу».

Этим в Аглае автор выдвигает то своеобразное вы­ражение гордой самозащиты от чужого «я», когда внут­ренне стыдясь и конфузясь и тем самым как бы сдавая свою личность идущей внутренней силе со стороны дру­гого, конфузящаяся личность, спасая свою независи­мость, переходит в наступление как раз в том пункте, которого более всего совестится. Это тоже своего рода «со злости». Природа таких детских выходок и бутад Аглаи, по существу, одна и та же, что у Настасьи Фи­липповны в ее «бунте» через показное демонстративное «беспутство».

«Девка самовластная, сумасшедшая, избалованная,— полюбит, так непременно бранить вслух будет и в глаза издеваться...» слова Лизаветы Прокофьевны. Она лю­бит, но стыдится любви, боится снижения в обнаруже­нии своего чувства. Как у гамсуновских героев, у нее чувство не может выйти через запруду самолюбия. От­сюда эти издевательства и насмешки над князем. «Так и глядит, глаз не сводит; над каждым-то словечком его висит; так и ловит, так и ловит!., а скажи ей, что любит, так и снятых вон понеси» слова Лизаветы Прокофьевны.


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

14-05-2012, 10:57admin