Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Нравственные искания русских писателей - Часть 185

Первый допрос был снят с Чернышевского 30 октяб­ря 1862 года. Материалы, находившиеся тогда в руках следственной комиссии, не давали возможности постро­ить обвинение. В первых месяцах 1863 года комиссия прибегла к помощи провокатора Всеволода Костомаро­ва. 16 марта с Чернышевского был спят новый допрос о «Воззвании к барским крестьянам» и предъявлена ка­рандашная записка, будто бы оставленная Чернышев­ским у Костомарова. Теперь Чернышевский мог видеть, сколь опасно его положение, но он все же был спокоен и непрерывно продолжал начатые литературные работы. 26 марта Потапов послал в комиссию IV главу «Что де­лать?», 28 марта следовало продолжение ее. 30 марта — окончание IV и начало V главы, 6 апреля получено бы­ло окончание всего романа.

Цензурой роман был допущен к печати и был напе­чатай в «Современнике» 1863, №№ 3—5.

За отсутствием беловой рукописи романа, по какой происходило его печатание и по какой ои читался в ко­миссии и в цензуре, нет возможности вполне точно уста­новить вмешательство цензуры в авторский текст. Во всяком случае, сличение печатного текста с черновой ру­кописью показывает, что многие политически наиболее откровенные и яркие места чернового текста в оконча­тельной печатной редакции или исчезли совсем, или бы­ли сглажены, получив затемненное выражение в наме­ках и иносказаниях см., например, черновой и печат­ный текст главы IV, раздел XVII, разговор Кирсанова с «просвещенным человеком». Трудно судить, были ли подобные места устранены путем непосредственного вме­шательства цензуры или заменены самим автором, без­условно, предусматривавшим цензурные рогатки и зара­нее принимавшим меры к обходу этих рогаток.

Имеющиеся сведения о цензурном прохождении ро­мана мало разъясняют дело. И. Борисов, состоявший по­мощником смотрителя Алексеевского равелина и имевший возможность читать роман в рукописи, свиде­тельствует-. «Я читал его роман—А. С. в рукописи и мо­гу удостоверить, что цензура III Отделения в очень немно­гом искривила его очевидно, имеется в виду цензура следственной комиссии.— А. С.». Свидетельство Бори­сова, по-видимому, может быть заподозрено в недоста­точной компетентности.


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

14-05-2012, 10:46admin