Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Нравственные искания русских писателей - Часть 46

Генерал требовал безмерного н невозможного к се­бе почтения, н его подозрительность и обидчивость под­нимались в нем тем острее, чем ниже сам падал в соб­ственных глазах после истории с лебедевскими четырь­мястами рублей особенно. В ужасе своего падения, болея потребностью уважать себя, он ищет возможности принятия себя, апеллируя к чужой душе, однако и на этом пути не может идти до конца, не имея сил раскрыть по­зор свой. Ложь сжигала радость любви, н он не мог принять поцелуев Коли, не раскрыв своей послед­ней мучительной тайны «Ты целуешь мне руки, мне!.. Благослови тебя бог, милый мальчик, за то, что почтителен был к позорному,— да, к позорному ста­рикашке, отцу своему... Нагнись, нагнись!., я тебе все скажу... позор... нагнись... ухом, ухом; я на ухо скажу...».

По тем же мотивам намечены и другие лица, отодви­нутые в эпизодные части романа.

В Келлере то же совмещение низости и мелкой под­лости со способностью чувствовать душевную чистоту, искренне раскаиваться и сожалеть о себе. В эпизоде «сердечной исповеди» Келлера дана важная параллель к мотиву соединения двух противоположных влечений в одном акте искреннее раскаяние и «фенезерф под слезами» с тем, чтоб этими же слезами дорогу смягчить и чтобы... «сто пятьдесят рубликов отсчитали». Эпизод эксплицируется словами князя: «Но все-таки, по-моему, нельзя назвать это прямо низостью, как вы думаете? Вы схитрили, чтобы через слезы деньги выманить, но ведь сами же вы клянетесь, что исповедь ваша имела и дру­гую цель, благородную, а не одну денежную...» Ср. Ип­полита: за тщеславным фанфаронством и, вместе с ним, боль о себе н жажда прощения; ср. Настасью Филип­повну: элементы буффонады н подлинное страдание о себе в сцене ухода с Рогожиным.

В Лебедеве опять два мотива: ложь и самолюбие на­верху и чувство правды и любви в глубине сердца: «и слово и дело, н ложь и правда — все у меня вместе совершенно искренне»; см. Лебедев и Дюбарри; ср. «нравственные основания» в его апокалипсических тол­кованиях н др.; «За мошенников в суде стоит, а сам ночью по три раза молиться встает...»; детей и племян­ника любит и гордится ими; моменты нравственной ни­зости из мотивов тщеславия, см. поправки в статье Келлера.


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

14-05-2012, 10:56admin