Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Нравственные искания русских писателей - Часть 145

Обращаясь к общей философско-исторической тради­ции, которая могла повлиять на Толстого, замечаем прежде всего давнюю известность и сравнительную рас­пространенность мысли об осуществлении в истории не­кой объективной целесообразности средствами частных целей и поступков, которые в общем сложении дают не­предвиденный объективный результат. Такая мысль по разным поводам и в разном применении высказывалась многими.

У Адама Смита эта мысль является руководящей, когда речь идет о соотношении индивидуальных и общественных выгод. Например, говоря об употреблений частного капитала на поддержку отечественной про­мышленности, Адам Смит пишет: «Разумеется, обычно он «отдельный человек», владелец частного капита­ла. — А. С. и не имеет в виду содействовать общест­венной пользе и не сознает, насколько он содействует ей. Предпочитая оказать поддержку отечественной про­мышленности, а не иностранной, он имеет в виду лишь свой собственный интерес, а направляя эту промыш­ленность таким образом, чтобы ее продукт обладал мак­симальной стоимостью, он преследует лишь собственную выгоду, причем в этом случае, как и во многих других, он невидимой рукой направляется к цели, которая со­всем и не входила в его намерения... Преследуя свои собственные интересы, он часто более действительным образом служит интересам общества, чем тогда, когда сознательно стремится служить им»В какой-то мере подобные выражения сходствуют с тем, что говорит Тол­стой о сложении индивидуальных целей в некий общий непредвиденный результат. Но по различию объектов, к которым применяется Эта общая мысль тем и другим автором, едва ли можно говорить об их прямой преем­ственности.

Ту же мысль Толстой мог встретить в статье Канта «Идея о всеобщей истории с космополитической точки зрения». Кант здесь говорит о подчиненности явлений человеческой свободы общим законам. Через индивиду­альное осуществляется общее. В игре страстей, в анта­гонизме частных побуждений отдельных людей и целых народов неведомо для самих людей, помимо их намере­ний, в итоге создается преемственное в поколениях по­ступательное движение общих целей природы. В этом принципе имеется общность с исходными положениями Толстого. Однако у Канта совсем нет аналогичной Тол­стому направленности этой мысли к истолкованию исто­рических событий и к пониманию деятельности истори­ческих лиц.


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

14-05-2012, 10:49admin