Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Нравственные искания русских писателей - Часть 344

Все эти эпизоды в первоначальных редакциях, осо­бенно в первой, занимали еще большее место. В после­дующих переработках они были сокращены, конечно, потому, что отягощали и заслоняли главное событие пьесы — движение отношений Иванова, Анны Петровны и Саши.

Эти отброшенные фрагменты позволяют видеть, что уже в «Иванове» намечалось то, что впоследствии выразилось в сюжетно-конструктивной многолинейности всех пьес Чехова.

Центральное событие в пьесах Чехова не занимает исключительного места, оно сопровождается целым ря­дом параллельных драматических линий, по своему со­держанию аналогичных и составляющих для главной драмы ее тематические варианты. Драма происходит в быту как принадлежность обыкновенного будничного су­ществования. Драматическая коллизия состоит в столк­новении лучших человеческих качеств с тем, что в окру­жающей среде является наиболее обыкновенным. Отсю­да возникал во всякой пьесе Чехова особо широкий фон будничной обыкновенности

В том же направлении просилась мысль Чехова и при написании пьесы «Иванов».

Тема несоответствия между видимостью и подлинным характером действующего лица первоначально осуще­ствлялась Чеховым не только в концепции главного ге­роя— Иванова, но н в Шабельском и отчасти в Борки - ие. В связи с этим оба эти лица освещались в некоторой двусторонности, извне и изнутри.

Применительно к Шабельскому это осталось и в окончательном тексте, хотя и в менее выраженном ви­де. В первоначальной редакции его внутренняя драма ощущалась яснее. Настроения Шабельского составляли явную аналогию к внутреннему состоянию Иванова. В первой редакции пьесы имел место следующий диа­лог: «Шабельский. Все подленькие, маленькие, ничто­жные, бездарные. Я брюзга... Как кокетка, напустил на себя бог знает что, не верю ни одному своему слову, но согласитесь, Паша, все мелко, ничтожно, подловато. Го­тов перед смертью любить людей, но ведь все не люди, а людишки, микрокефалы, грязь, копоть... Лебедев. Людишки... От глупости все, Матвей... Глупые они, а ты погоди — дети их будут умные... Дети не будут умные, жди внуков, нельзя сразу... Ум веками дается... Шабельский. Паша, когда солнце светит, то н на кладбище весело... Когда есть надежды, то и в старости хорошо. А у меня ни одной надежды, ни од­ной...»


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

14-05-2012, 10:34admin