Навигация
Последние новости:



Опрос
Ваше любимое произведение Михаила Зощенка
Аристократка
Иностранцы
Честный гражданин
Перед восходом солнца
Великосветская история
Архив сайта
Рекомендуем

Показать все

Посещаймость
Нравственные искания русских писателей - Часть 292

Важно знать, что именно воспринимал Чехов от Толстого, когда был к нему наиболее близок. Видел ли Чехов В Толстом его дейсвенную тревожную сторону или искал самоуспокоения?

Тут сомнений быть не может. В рассказах 1887 года «Нищий»,«Встреча»,«Казак» говорится о задачах и способах выполнения добра и исправления зла в отношениях между людьми. А в рассказе «Хорошие люди» 1886 Чехов осудил тех публицистов—противников Толстого, которые, упрощая свою полемическую зада­чу, передавали учение Толстого искаженно, как призыв к полному моральному безразличию и полному бездей­ствию Сестра героя этого рассказа спрашивает его: «Что значит непротивление злу?» Тот отвечает: «Не­противление злу выражает безучастное отношение ко всему, что в сфере нравственного именуется злом». Се­стра не удовлетворяется таким ответом и сама говорит о «непротивлении» как о своеобразном способе борьбы. «Очень может быть,—говорит она,—что в борьбе со злом мы имеем право действовать не силой, а тем, что противоположно силе» и проч. Рассказ, как известно, за­канчивается тем, что сестра покидает брата и уезжает в—скую губернию «оспу прививать».

В первоначальном журнальном тексте этого расска­за осуждение понимания проповеди Толстого, как при­зыва к полной пассивности, было высказано еще ясней. О герое рассказа здесь сказано: «Он совсем ие уяснил себе того, о чем писал...» «Непротивление» с непостоян­ством хамелеона на каждой странице по нескольку раз меняло свое значение: то оно выступало как безучастие и пассивность, то как равнодушие кам­ня или малодушное смирение раба перед силой, то как попустительство, то как пособничество. Основная мысль мелькала, как разноцветный огонь мая­ка...»

Все это говорит о том, что Чехов этическую пропо­ведь Толстого не отождествлял с призывами к безуча­стию, и если соблазнялся его моралью, то именно в той ее стороне, которая манила к исправлению существую­щего зла. Непонятно, как же он мог эту проповедь пред­ставить в лице Рагина, который совсем ничего не хочет исправлять.

По тем же основаниям непонятно сближение Раги­на со стоиками, в частности, с Марком Аврелием. В той же «Палате № б» Громов, противник Рагина, на­падая на его созерцательное равнодушие, в пример мо­ральной активности ставит тех же стоиков. «Кто-то из стоиков,— говорит Громов,— продал себя в рабство за­тем, чтобы выкупить ближнего. Вот, видите, значит и стоит реагировал на раздражение, так как для такого великодушного акта, как уничтожение себя ради ближ­него, нужна возмущенная, сострадающая душа».


Другие новости по теме:

html-cсылка на публикацию
BB-cсылка на публикацию
Прямая ссылка на публикацию

14-05-2012, 10:38admin